Pollyanna

Chapter 11.

A Surprise for Mrs. Snow

Pollyanna, Chapter 11.
A Surprise for Mrs. Snow
August came. August brought several surprises and some changes – none of which, however, were really a surprise to Nancy. Nancy, since Pollyanna’s arrival, had come to look for (фраз.гл. искать) surprises and changes.

First there was the kitten.

Пришел август. Он принес с собой множество сюрпризов и перемен, ни одна из которых, впрочем, не удивила Ненси, с самого приезда Поллианны ожидавшую и сюрпризов и перемен.

Первым был котенок.

Pollyanna found the kitten mewing pitifully some distance down the road. When systematic questioning of the neighbors failed to find any one who claimed it, Pollyanna brought it home at once, as a matter of course (как само собой разумеющееся).

Поллианна нашла его, жалобно мяукающего, на дороге, неподалеку от дома. И когда методичные расспросы соседей не выявили никого, кто пожелал бы предъявить на него свои права, Поллианна принесла его домой, как будто это было нечто само собой разумеющееся.

“And I was glad I didn’t find any one who owned it, too,” she told her aunt in happy confidence; “’cause I wanted to bring it home all the time. I love kitties. I knew you’d be glad to let it live here.”

— И я рада, что у него не оказалось хозяина, — призналась она тетке, — потому что мне так хотелось забрать его домой. Я люблю котят. Я знала, что ты тоже обрадуешься, что он будет жить у нас.

Miss Polly looked at the forlorn little gray bunch of neglected misery in Pollyanna’s arms, and shivered: Miss Polly did not care for cats – not even pretty, healthy, clean ones.

Мисс Полли взглянула на маленький и беззащитный серый комочек, подлинное олицетворение горькой участи, в объятиях Поллианны и содрогнулась: мисс Полли терпеть не могла кошек, даже красивых, здоровых, чистых.

“Ugh! Pollyanna! What a dirty little beast! And it’s sick, I’m sure, and all mangy and fleay.”

“I know it, poor little thing,” crooned Pollyanna, tenderly, looking into the little creature’s frightened eyes. “And it’s all trembly, too, it’s so scared. You see it doesn’t know, yet, that we’re going to keep it, of course.”

— Фу! Поллианна! Какой он грязный и страшный! Он больной, я уверена; весь шелудивый и с блохами!

— Я знаю. Ах ты бедняжка, — с нежностью ворковала Поллианна, глядя в испуганные глаза маленького создания. — И весь дрожит… так боится. Понимаешь, он еще не знает, что мы его оставим у себя.

“No – nor anybody else,” retorted Miss Polly, with meaning emphasis.

“Oh, yes, they do,” nodded Pollyanna, entirely misunderstanding her aunt’s words. “I told everybody we should keep it, if I didn’t find where it belonged. I knew you’d be glad to have it – poor little lonesome (одинокий) thing!”

— И никто этого не знает, — возразила мисс Полли с подчеркнутой выразительностью.

— Ну, что ты, конечно, все знают, — кивнула Поллианна, совершенно неправильно истолковав теткины слова. — Я каждому говорила, что мы возьмем его, если не найдется хозяин. Я знала, что ты будешь рада взять его… такого маленького, несчастного, заброшенного!

Miss Polly opened her lips and tried to speak; but in vain (идиом. Напрасно). The curious helpless feeling that had been hers so often since Pollyanna’s arrival, had her now fast in its grip.

Мисс Полли открыла было рот и попыталась заговорить — но тщетно. Удивительное чувство беспомощности, так часто охватывавшее ее с момента приезда Поллианны, снова взяло верх.

“Of course, I knew,” hurried on (to hurry on фраз.гл. поспешить)Pollyanna, gratefully, “that you wouldn’t let a dear little lonesome kitty go hunting for a home when you’d just taken ME in; and I said so to Mrs. Ford when she asked if you’d let me keep it. Why, I had the Ladies’ Aid, you know, and kitty didn’t have anybody. I knew you’d feel that way,” she nodded happily, as she ran from the room.

— Я ведь знала, — торопливо продолжила Поллианна с благодарностью в голосе, — что ты не позволишь, чтобы такой милый, бедный, одинокий котенок скитался без крыши над головой, когда ты только что взяла меня. Я так и сказала миссис Форд, когда она спросила, позволишь ли ты мне взять его в дом. У меня-то хоть были дамы из комитета, а у котенка даже их нет. Я знала, что ты именно так и думаешь, — кивнула она радостно, выбегая из комнаты.

“But, Pollyanna, Pollyanna,” remonstrated Miss Polly. “I don’t – ” But Pollyanna was already halfway to the kitchen, calling:

“Nancy, Nancy, just see this dear little kitty that Aunt Polly is going to bring up (фраз.гл. воспитывать) along with me!” And Aunt Polly, in the sitting room – who abhorred cats – fell back in her chair with a gasp of dismay, powerless to remonstrate.

— Но, Поллианна, Поллианна, — запротестовала мисс Полли, — я не…

Но Поллианна в это время уже была на полпути в кухню, восклицая:

— Ненси, Ненси, только взгляни на этого миленького котеночка; тетя Полли будет воспитывать его вместе со мной! А в гостиной тетя Полли — которая испытывала непреодолимое отвращение к кошкам — откинулась на спинку своего кресла, задыхаясь от ужаса и не имея сил протестовать.

The next day it was a dog, even dirtier and more forlorn, perhaps, than was the kitten; and again Miss Polly, to her dumfounded amazement, found herself figuring as a kind protector and an angel of mercy – a role that Pollyanna so unhesitatingly thrust upon her as a matter of course (идиом. Как само собой разумеющееся), that the woman – who abhorred dogs even more than she did cats, if possible – found herself as before, powerless to remonstrate.

На следующий день в доме появился пес, еще более грязный и жалкий, чем котенок, и опять мисс Полли, онемев от изумления, обнаружила себя в роли доброй покровительницы и ангела милосердия — роли, которую Поллианна столь уверенно возложила на нее как нечто совершенно естественное, что тетка, несмотря на еще большее отвращение, которое она питала к собакам, чем к кошкам, оказалась, как и прежде, не в силах протестовать.

When, in less than a week, however, Pollyanna brought home a small, ragged boy, and confidently claimed the same protection for him, Miss Polly did have something to say. It happened after this wise (так; таким образом; вот так).

Однако когда не прошло и недели, а Поллианна привела в дом маленького оборванца и с той же уверенностью потребовала такого же покровительства и для него, мисс Полли наконец нашла что сказать. А случилось это так.

On a pleasant Thursday morning Pollyanna had been taking calf’s-foot jelly again to Mrs. Snow. Mrs. Snow and Pollyanna were the best of friends now. Their friendship had started from the third visit Pollyanna had made, the one after she had told Mrs. Snow of the game. Mrs. Snow herself was playing the game now, with Pollyanna. To be sure, she was not playing it very well – she had been sorry for everything for so long, that it was not easy to be glad for anything now. But under Pollyanna’s cheery instructions and merry laughter at her mistakes, she was learning fast. Today, even, to Pollyanna’s huge delight, she had said that she was glad Pollyanna brought calf’s-foot jelly, because that was just what she had been wanting – she did not know that Milly, at the front door, had told Pollyanna that the minister’s wife had already that day sent over (to send over фраз.гл. посылать) a great bowlful of that same kind of jelly.

В четверг, погожим утром, Поллианна опять понесла студень из телячьих ножек миссис Сноу. Теперь они были лучшими друзьями. Начало этой дружбе положил третий визит Поллианны, следующий после того, как она рассказала миссис Сноу об игре. И теперь миссис Сноу сама играла в эту игру вместе с Поллианной. Конечно, получалось у нее пока не очень хорошо — она так долго на все сетовала, что теперь ей было нелегко чему-нибудь радоваться. Но ободряющие указания Поллианны, веселым смехом встречающей все ее ошибки, помогали миссис Сноу быстро приобретать сноровку. Сегодня, к огромной радости Поллианны, она даже заявила, что рада принесенному студню, потому что именно его ей и хотелось, — она не знала, что Милли еще у порога успела сказать Поллианне, что жена священника в этот день уже прислала миссис Сноу большую миску такого же студня.

Pollyanna was thinking of this now when suddenly she saw the boy.

The boy was sitting in a disconsolate little heap by the roadside, whittling half-heartedly at a small stick.

“Hullo,” smiled Pollyanna, engagingly.

The boy glanced up (to glance up фраз.гл. взглянуть вверх), but he looked away (to look away фраз.гл. отвести взгляд) again, at once. “Hullo yourself,” he mumbled.

Поллианна как раз размышляла об этом, когда неожиданно увидела мальчика.

Мальчик, всем своим видом вызывающий сочувствие, сидел на обочине дороги, без всякого интереса строгая ножом какую-то палочку.

— Привет, — чарующе улыбнулась Поллианна.

Мальчик посмотрел на нее, но тут же отвел взгляд. — Ну, привет, — пробормотал он.

Pollyanna laughed.

“Now you don’t look as if you’d be glad even for calf’s-foot jelly,” she chuckled, stopping before him.

The boy stirred restlessly, gave her a surprised look, and began to whittle again at his stick, with the dull, broken-bladed knife in his hand.

— Похоже, ты не обрадовался бы даже студню из телячьих ножек, — засмеялась Поллианна, остановившись перед ним.

Мальчик беспокойно пошевелился, бросил на нее удивленный взгляд и снова принялся строгать свою палочку тупым ножом со сломанным лезвием.

Pollyanna hesitated, then dropped herself comfortably down on the grass near him. In spite of Pollyanna’s brave assertion (храброе заявление) that she was “used to Ladies’ Aiders,” and “didn’t mind,” she had sighed at times for some companion of her own age. Hence her determination to make the most of this one.

Поллианна постояла в нерешительности, а затем удобно уселась на траве рядом с ним. Вопреки всем ее решительным уверениям, что она «привыкла к дамам из комитета» и «не очень огорчается» из-за отсутствия детей по соседству, порой она все же вздыхала об обществе своего возраста. Отсюда проистекала ее решимость извлечь максимум возможного из этой встречи.

“My name’s Pollyanna Whittier,” she began pleasantly. “What’s yours?”

Again, the boy stirred restlessly. He even almost got to his feet. But he settled back.

“Jimmy Bean,” he grunted with ungracious indifference.

“Good! Now we’re introduced. I’m glad you did your part – some folks don’t, you know. I live at Miss Polly Harrington’s house. Where do you live?”

— Меня зовут Поллианна Уиттиер, — начала она любезно. — А тебя?

Мальчик опять беспокойно заерзал. Он даже встал было на ноги, но потом сел снова.

— Джимми Бин, — проворчал он с нелюбезным равнодушием.

— Как хорошо! Теперь мы знакомы. Я рада, что ты тоже представился… а то, понимаешь, некоторые этого не делают. Я живу в доме мисс Полли Харрингтон. А ты где?

“Nowhere.”

“Nowhere! Why, you can’t do that – everybody lives somewhere,” asserted Pollyanna.

“Well, I don’t – just now. I’m huntin’ up (to hunt up фраз.гл. разыскивать) a new place.”

“Oh! Where is it?”

The boy regarded her with scornful eyes.

“Silly! As if I’d be a-huntin’ for it – if I knew!”

— Нигде.

— Нигде? Ну, не может быть, все где-то живут, — убежденно заявила Поллианна.

— Ну, а я — нет… сейчас. Я ищу новое место.

— О! А где это?

Мальчик взглянул на нее с презрением:

— Глупая! Будто я искал бы его, если бы знал!

Pollyanna tossed her head a little. This was not a nice boy, and she did not like to be called “silly.” Still, he was somebody besides – old folks. “Where did you live – before?” she queried.

“Well, if you ain’t the beat’em for askin’ questions!” sighed the boy impatiently.

Поллианна слегка тряхнула головой. Конечно, это не был хорошо воспитанный мальчик и ей не хотелось, чтобы ее называли «глупой». Но все же это был кто-то другой… не такой, как взрослые.

— А где ты жил… раньше? — спросила она.

— Ну, прямо закидала вопросами! — вздохнул мальчик, теряя терпение.

“I have to be,” retorted Pollyanna calmly, “else I couldn’t find out (фраз.гл. узнать) a thing about you. If you’d talk more I wouldn’t talk so much.”

The boy gave a short laugh. It was a sheepish laugh, and not quite a willing one; but his face looked a little pleasanter when he spoke this time.

— Приходится, — возразила Поллианна спокойно, — иначе я ничего о тебе не узнаю. Если бы ты говорил больше, я говорила бы меньше.

Мальчик засмеялся, но тут же умолк. Смех был робкий и невольный, но, когда он заговорил снова, выражение его лица было приятнее, чем прежде.

“All right then – here goes! I’m Jimmy Bean, and I’m ten years old goin’ on eleven. I come last year ter live at the Orphans’ Home (дом сирот); but they’ve got so many kids there ain’t much room for me, an’ I wa’n’t never wanted, anyhow, I don’t believe. So I’ve quit. I’m goin’ ter live some-wheres else – but I hain’t found the place, yet. I’d like a home – jest a common one, ye know, with a mother in it, instead of a Matron. If ye has a home, ye has folks; an’ I hain’t had folks since – dad died. So I’m a-huntin’ now. I’ve tried four houses, but – they didn’t want me – though I said I expected ter work, ’course. There! Is that all you want ter know?” The boy’s voice had broken a little over the last two sentences.

— Ладно, слушай! Я Джимми Бин. Мне полных десять лет, скоро будет одиннадцать. В прошлом году попал в сиротский приют, но у них там полно ребят, и для меня даже не было места. Да просто они не хотели меня брать; во всяком случае, я так думаю. Так что я смылся. Я хочу найти, где еще можно жить, но пока не нашел. Я хотел бы иметь настоящий дом… ну, такой, обычный, с матерью вместо директрисы. Если есть свой дом, так есть и семья, а у меня семьи нет, с тех пор как отец умер. Ну вот, я и ищу теперь такой дом. Пробовал уже в четырех местах… но они не захотели… хотя я сказал, что, разумеется, буду работать. Ну вот, чего тебе еще? — При этих последних словах голос мальчика чуть дрогнул.

“Why, what a shame!” sympathized Pollyanna. “And didn’t there anybody want you? O dear! I know just how you feel, because after – after my father died, too, there wasn’t anybody but the Ladies’ Aid for me, until Aunt Polly said she’d take – ” Pollyanna stopped abruptly. The dawning (зарождение) of a wonderful idea began to show in her face.

— Ужасно! — сочувственно вздохнула Поллианна. — И никто не захотел тебя взять? Боже мой! Я отлично тебя понимаю, потому что, после… после того как мой папа умер, у меня тоже не было никого, кроме дам из благотворительного комитета, пока наконец тетя Полли не сказала, что возьмет меня… — Поллианна неожиданно замолчала. Выражение ее лица ясно указывало на зарождение замечательной идеи.

“Oh, I know just the place for you,” she cried. “Aunt Polly’ll take you – I know she will! Didn’t she take me? And didn’t she take Fluffy and Buffy, when they didn’t have any one to love them, or any place to go? – and they’re only cats and dogs. Oh, come, I know Aunt Polly’ll take you! You don’t know how good and kind she is!”

— О, я нашла для тебя дом! — воскликнула она радостно. — Тетя Полли возьмет тебя… я знаю, она обязательно возьмет! Разве она не взяла меня? Разве она не взяла Флаффи и Баффи, когда у них не было никого, кто любил бы их, и им некуда было деваться? А ведь это всего только котенок и пес. Пойдем, я знаю, тетя Полли возьмет тебя! Ты даже представить себе не можешь, какая она добрая и милая!

Jimmy Bean’s thin little face brightened.

“Honest Injun? ((детск.) Честное индейское?) Would she, now? I’d work, ye know, an’ I’m real strong!” He bared a small, bony arm.

Худенькое лицо Джимми Бина оживилось:

— Честное-благородное? Она возьмет? Я буду работать; смотри, я сильный. — Он обнажил свою худую маленькую руку и напряг мускулы.

“Of course she would! Why, my Aunt Polly is the nicest lady in the world – now that my mama has gone to be a Heaven angel. And there’s rooms – heaps of ’em,” she continued, springing to her feet, and tugging at his arm. “It’s an awful big house. Maybe, though,” she added a little anxiously, as they hurried on, “maybe you’ll have to sleep in the attic room. I did, at first. But there’s screens there now, so ’twon’t be so hot, and the flies can’t get in, either, to bring in (фраз.гл. заносить) the germ-things on their feet. Did you know about that? It’s perfectly lovely!

— Конечно же, она возьмет! Моя тетя Полли — лучшая женщина на свете… теперь когда моя мама стала небесным ангелом… А сколько у нее комнат! — продолжила Поллианна, вскочив на ноги и потянув мальчика за локоть. — Это ужасно большой дом. Хотя, может быть, — добавила она немного встревожено, когда они побежали в сторону дома мисс Полли, — может быть, тебе придется спать в комнате на чердаке; я тоже там спала сначала. Но теперь там есть сетки на окнах, так что не будет очень жарко и мухи не влетят и не принесут на лапках этих… микробов. Ты слышал что-нибудь об этом? Это просто прелесть как интересно!

Maybe she’ll let you read the book if you’re good – I mean, if you’re bad. And you’ve got freckles, too,” – with a critical glance – “so you’ll be glad there isn’t any looking-glass; and the outdoor picture is nicer than any wall-one could be, so you won’t mind sleeping in that room at all, I’m sure,” panted Pollyanna, finding suddenly that she needed the rest of her breath for purposes other than talking.

Может быть, тетя позволит тебе почитать эту книжку, если ты будешь послушным… то есть если ты будешь непослушным. А у тебя, тоже веснушки, — добавила она, окинув его критическим взглядом, — так что ты тоже будешь рад, что там нет зеркала, а вид из окна там лучше, чем любая нарисованная картина. Так что тебе совсем не будет неприятно спать в этой комнате, я уверена, — пыхтела Поллианна, неожиданно обнаружив, что остаток дыхания нужен ей не только для того, чтобы говорить.

“Gorry!” exclaimed Jimmy Bean tersely and uncomprehendingly, but admiringly. Then he added: “I shouldn’t think anybody who could talk like that, runnin’, would need ter ask no questions ter fill up (фраз.гл. заполнить) time with!”

Pollyanna laughed.

— Ты даешь! — воскликнул Джимми Бин коротко и непонятно, но с явным восхищением, потом добавил: — Я даже не думал, что кто-то может столько говорить на бегу.

Поллианна засмеялась.

“Well, anyhow, you can be glad of that,” she retorted; “for when I’m talking, YOU don’t have to!”

When the house was reached, Pollyanna unhesitatingly piloted her companion straight into the presence of her amazed aunt.

“Oh, Aunt Polly,” she triumphed, “just look a-here! I’ve got something ever so much nicer, even, than Fluffy and Buffy for you to bring up (фраз.гл. воспитывать). It’s a real live boy. He won’t mind a bit sleeping in the attic, at first, you know, and he says he’ll work; but I shall need him the most of the time to play with, I reckon.”

— Ты можешь этому только радоваться, — ответила она, — потому что, пока я говорю, ты можешь молчать.

Когда они добежали до дома, Поллианна без колебаний провела своего спутника прямо к изумленной тетке.

— Тетя Полли! — торжествующе воскликнула она. — Только посмотри, кого я нашла! Он гораздо лучше, чем даже Флаффи и Баффи. Это настоящий живой мальчик для тебя… чтобы его воспитывать. И он согласен спать на чердаке… сначала, ты понимаешь. И он говорит мне, что хочет работать, но большую часть времени он понадобится мне, чтобы с ним играть!

Miss Polly grew white (побледнеть), then very red. She did not quite understand; but she thought she understood enough.

“Pollyanna, what does this mean? Who is this dirty little boy? Where did you find him?” she demanded sharply.

Мисс Полли сначала сильно побледнела, потом сильно покраснела. Она поняла не все, но того, что поняла, было вполне достаточно.

— Поллианна, что это значит? Что это за грязный мальчишка? Откуда ты его взяла? — спросила она резко.

The “dirty little boy” fell back a step (to fall back a step идиом. Отступить на шаг) and looked toward the door. Pollyanna laughed merrily.

“There, if I didn’t forget to tell you his name! I’m as bad as the Man. And he is dirty, too, isn’t he? – I mean, the boy is – just like Fluffy and Buffy were when you took them in (to take in фраз.гл. принять). But I reckon he’ll improve all right by washing, just as they did, and – Oh, I ’most forgot again,” she broke off (to break off фраз.гл замолчать) with a laugh. “This is Jimmy Bean, Aunt Polly.”

«Грязный мальчишка» сделал шаг назад и взглянул на дверь. Поллианна весело рассмеялась:

— Ах, конечно! Я забыла тебе его представить! Я совсем не лучше Мужчины… Да, он грязный — то есть мальчик — совсем такой же, как были Флаффи и Баффи, когда ты взяла их в дом. Но я думаю, он будет лучше выглядеть, если его вымыть, точно так же, как они. Ох, я опять чуть не забыла, — засмеялась она. — Это Джимми Бин.

“Well, what is he doing here?”

“Why, Aunt Polly, I just told you!” Pollyanna’s eyes were wide with surprise. “He’s for you. I brought him home – so he could live here, you know. He wants a home and folks. I told him how good you were to me, and to Fluffy and Buffy, and that I knew you would be to him, because of course he’s even nicer than cats and dogs.”

— И что он здесь делает?

— Но, тетя Полли, я ведь только что тебе объяснила! — Поллианна широко раскрыла глаза от удивления. — Это для тебя. Я привела его к тебе, чтобы он здесь жил. Он очень хочет иметь дом и семью. Я рассказала ему, как добра ты была ко мне, к Флаффи и к Баффи и как, конечно же, будешь добра и к нему, потому что он даже милее любой кошки и собаки.

Miss Polly dropped back (to drop back фраз.гл. упасть назад) in her chair and raised a shaking hand to her throat. The old helplessness was threatening once more to overcome her. With a visible struggle, however, Miss Polly pulled herself suddenly erect.

“That will do, Pollyanna. This is a little the most absurd thing you’ve done yet. As if tramp cats and mangy dogs weren’t bad enough but you must needs bring home ragged little beggars from the street, who – ”

Мисс Полли откинулась на спинку кресла и дрожащей рукой схватилась за горло. Прежняя беспомощность угрожала еще раз овладеть ею. Однако с видимым усилием она резко выпрямилась.

— Довольно, Поллианна. Это самый нелепый из твоих поступков. Как будто не было достаточно бродячих котов и паршивых псов, тебе еще понадобилось приводить домой какого-то оборванца, маленького уличного попрошайку, который…

There was a sudden stir from the boy. His eyes flashed and his chin came up (to come up фраз.гл. подняться). With two strides of his sturdy little legs he confronted Miss Polly fearlessly.

“I ain’t a beggar, marm, an’ I don’t want nothin’ o’ you. I was cal’latin’ ter work, of course, fur my board an’ keep. I wouldn’t have come ter your old house, anyhow, if this ’ere girl hadn’t ’a’ made me, a-tellin’ me how you was so good an’ kind that you’d be jest dyin’ ter take me in. So, there!” And he wheeled about and stalked from the room with a dignity that would have been absurd had it not been so pitiful.

В этот момент глаза мальчика неожиданно вспыхнули, он вздернул подбородок и, в два прыжка очутившись перед мисс Полли, бесстрашно взглянул ей в лицо.

— Я не попрошайка, мэм, и я ничего не хочу от вас. Я, разумеется, собирался работать за жилье и еду. И не пришел бы я в этот ваш старый дом, если бы эта девчонка не наговорила мне, какая вы добрая и милая и как вы прямо умираете, так хотите меня взять. Вот и все! — И он повернулся кругом и решительным шагом вышел из комнаты, с достоинством, которое могло бы показаться забавным, если бы не возбуждало острую жалость.

“Oh, Aunt Polly,” choked Pollyanna. “Why, I thought you’d be GLAD to have him here! I’m sure, I should think you’d be glad – ”

Miss Polly raised her hand with a peremptory gesture of silence. Miss Polly’s nerves had snapped at last. The “good and kind” of the boy’s words were still ringing in her ears, and the old helplessness was almost upon her, she knew. Yet she rallied her forces with the last atom of her will-power (сила воли).

— О, тетя Полли, — простонала Поллианна. — Я думала, ты будешь рада поселить его здесь! Я была уверена, что ты будешь рада…

Мисс Полли, подняв руку, повелительным жестом приказала ей замолчать. Нервы мисс Полли наконец не выдержали. Слова мальчика — «добрая и милая» — еще звучали у нее в ушах, и она чувствовала, что ей опять угрожает прежняя беспомощность. Но она собрала остатки сил и последние частицы воли.

“Pollyanna,” she cried sharply, “WILL you stop using that everlasting word ‘glad’! It’s ‘glad’ – ‘glad’ – ‘glad’ from morning till night until I think I shall grow wild (фраз.гл расти дикарем)!”

From sheer amazement Pollyanna’s jaw dropped.

— Поллианна! — воскликнула она сурово. — Перестань без конца повторять это «рада»! «Рада», «рада», «рада» — с утра до вечера! У меня такое чувство, что скоро я сойду с ума!

Поллианна разинула рот в искреннем изумлении.

“Why, Aunt Polly,” she breathed, “I should think you’d be glad to have me gl – Oh!” she broke off (to break off фраз.гл. замолчать), clapping her hand to her lips and hurrying blindly from the room.

Before the boy had reached the end of the driveway, Pollyanna overtook him.

“Boy! Boy! Jimmy Bean, I want you to know how – how sorry I am,” she panted, catching him with a detaining hand.

— Но, тетя Полли, — прошептала она, — я думала, ты рада, что я рада… Ох! — И, хлопнув себя рукой по губам, она выбежала из комнаты.

Джимми Бин был уже в конце аллеи, ведущей от дома, когда Поллианна догнала его.

— Мальчик! Мальчик! Джимми Бин! Я хотела тебе сказать, как мне жаль… — тяжело дышала она, хватая его за руку.

“Sorry nothin’! I ain’t blamin’ you,” retorted the boy, sullenly. “But I ain’t no beggar!” he added, with sudden spirit.

“Of course you aren’t! But you mustn’t blame auntie,” appealed Pollyanna. “Probably I didn’t do the introducing right, anyhow; and I reckon I didn’t tell her much who you were. She is good and kind, really – she’s always been; but I probably didn’t explain it right. I do wish I could find some place for you, though!”

— О чем тут жалеть? Я тебя не виню, — мрачно ответил Джимми. — Но я не попрошайка! — добавил он с неожиданно сильным чувством.

— Конечно нет! Но ты не должен сердиться на тетю! — призвала его Поллианна. — Вероятно, я как-то не так тебя представила; не сумела ей все о тебе рассказать. Она правда добрая и милая — она всегда такая была, — но я, наверное, не объяснила все как следует. Мне так хотелось найти для тебя дом и семью!

The boy shrugged his shoulders and half turned away.

“Never mind. I guess I can find one myself. I ain’t no beggar, you know.”

Pollyanna was frowning thoughtfully. Of a sudden she turned; her face illumined.

Мальчик пожал плечами и отвернулся, собираясь уйти.

— Ничего. Сам что-нибудь найду. И я не попрошайка, запомни.

Поллианна сдвинула брови, напряженно размышляя. Вдруг она обернулась, лицо ее сияло.

“Say, I’ll tell you what I WILL do! The Ladies’ Aid meets this afternoon. I heard Aunt Polly say so. I’ll lay your case before them. (Я им расскажу о тебе). That’s what father always did, when he wanted anything – educating the heathen and new carpets, you know.”

— Слушай, вот что я сделаю! Сегодня после обеда будет собрание дамского благотворительного комитета. Я слышала, тетя Полли говорила. И я поставлю там вопрос о тебе. Так всегда делал папа, когда ему что-нибудь было нужно… на обращение в веру язычников или на новый ковер для церкви…

The boy turned fiercely.

“Well, I ain’t a heathen or a new carpet. Besides – what is a Ladies’ Aid?”

Pollyanna stared in shocked disapproval.

“Why, Jimmy Bean, wherever have you been brought up (to bring up фраз.гл. растить, воспитывать)? – not to know what a Ladies’ Aid is!”

Мальчик гневно обернулся:

— Я не язычник и не новый ковер! К тому же… А что это такое — благотворительный комитет?

Поллианна уставилась на него с удивлением и возмущением:

— Джимми, где тебя воспитывали? Не знать, что такое благотворительный комитет!

“Oh, all right – if you ain’t tellin’,” grunted the boy, turning and beginning to walk away indifferently.

Pollyanna sprang to his side at once.

“It’s – it’s – why, it’s just a lot of ladies that meet and sew and give suppers and raise money and – and talk; that’s what a Ladies’ Aid is. They’re awfully kind – that is, most of mine was, back home. I haven’t seen this one here, but they’re always good, I reckon. I’m going to tell them about you this afternoon.”

— Ну и ладно… Раз не хочешь сказать… — проворчал тот и с равнодушной миной зашагал прочь.

Поллианна сразу же подскочила к нему;

— Это… это… ну, это просто много дам, которые собираются вместе, шьют, устраивают ужины, делают пожертвования и… и разговаривают. Это и есть благотворительный комитет. Они ужасно добрые… то есть большинство моих, там, у меня дома. Я не видела здешних дам, но, я думаю, они всегда добрые. Я сегодня же пойду и расскажу им о тебе.

Again, the boy turned fiercely.

“Not much you will! Maybe you think I’m goin’ ter stand ’round an’ hear a whole LOT o’ women call me a beggar, instead of jest ONE! Not much!”

“Oh, but you wouldn’t be there,” argued Pollyanna, quickly. “I’d go alone, of course, and tell them.”

Мальчик опять порывисто обернулся:

— Хватит! Может, ты думаешь, я собираюсь стоять и слушать, как куча теток, вместо одной, будут называть меня попрошайкой! Хватит с меня одной!

— О, но тебе совсем не обязательно туда идти, — убеждала Поллианна. — Я, разумеется, пойду сама и скажу им.

“You would?”

“Yes; and I’d tell it better this time,” hurried on Pollyanna, quick to see the signs of relenting in the boy’s face. “And there’d be some of ’em, I know, that would be glad to give you a home.”

“I’d work – don’t forget ter say that,” cautioned the boy.

— Ты пойдешь?

— Да, и постараюсь на этот раз справиться с делом лучше, — торопливо продолжила Поллианна, заметив, что лицо мальчика чуть смягчилось. — И я уверена, среди них найдется такая, которая будет рада дать тебе дом и семью.

— Я буду работать. Не забудь им об этом сказать, — предостерег мальчик.

“Of course not,” promised Pollyanna, happily, sure now that her point was gained. “Then I’ll let you know tomorrow.”

“Where?”

“By the road – where I found you today; near Mrs. Snow’s house.”

— Не волнуйся, не забуду, — пообещала Поллианна радостно, уверенная на этот раз, что выиграла дело. — Я дам тебе знать завтра.

— Где?

— У дороги, где я нашла тебя сегодня, — возле дома миссис Сноу.

“All right. I’ll be there.” The boy paused before he went on slowly: “Maybe I’d better go back, then, for ter-night, ter the Home. You see I hain’t no other place ter stay; and – and I didn’t leave till this mornin’. I slipped out (to slip out фраз.гл. выскользнуть). I didn’t tell ’em I wasn’t comin’ back, else they’d pretend I couldn’t come – though I’m thinkin’ they won’t do no worryin’ when I don’t show up (фраз.гл. появляться)sometime. They ain’t like FOLKS, ye know. They don’t CARE!”

— Ладно. Приду. — Мальчик помолчал, потом продолжил: — Пожалуй, я все-таки вернусь пока в приют. Понимаешь, мне больше негде переночевать… А убежал я только сегодня утром. Я им не сказал, что не вернусь, а то они бы меня больше не приняли… Хотя, я думаю, они не стали бы беспокоиться, если бы я не показался в приюте некоторое время. Это не то что семья. Им все равно, им до меня и дела нет!

“I know,” nodded Pollyanna, with understanding eyes. “But I’m sure, when I see you tomorrow, I’ll have just a common home and folks that do care all ready for you. Good-bye!” she called brightly, as she turned back toward the house.

— Я знаю, — кивнула Поллианна, понимающе глядя на него. — Но я уверена, что, когда мы увидимся завтра, у меня будет для тебя настоящий дом и семья, которой не все равно. До свидания! — воскликнула она оживленно и направилась к дому.

In the sitting room window at that moment, Miss Polly, who had been watching the two children, followed with sombre eyes the boy until a bend of the road hid him from sight. Then she sighed, turned, and walked listlesly up-stairs – and Miss Polly did not usually move listlessly. In her ears still was the boy’s scornful “you was so good and kind.” In her heart was a curious sense of desolation (опустошение)– as of something lost.

В это время мисс Полли, которая наблюдала за ними из окна гостиной, мрачным взглядом проводила мальчика до поворота дороги, где он исчез из вида. Потом она вздохнула, отвернулась и медленно и безвольно пошла вверх по лестнице, что было так непохоже на обычно решительную и энергичную мисс Полли. В ушах ее все еще звучали полные презрения слова мальчика: «Вы такая добрая и милая», а в сердце ее было странное скорбное ощущение потери, как будто она что-то навсегда утратила.