Pollyanna

Chapter 16.

A Red Rose and a Lace Shawl

Pollyanna, Chapter 16
A Red Rose and a Lace Shawl
It was on a rainy day about a week after Pollyanna’s visit to Mr. John Pendleton, that Miss Polly was driven by Timothy to an early afternoon committee meeting of the Ladies’ Aid Society. When she returned at three o’clock, her cheeks were a bright, pretty pink, and her hair, blown by the damp wind, had fluffed into kinks and curls wherever the loosened pins had given leave.

В дождливый день, примерно неделю спустя после визита Поллианны к мистеру Пендлетону, Тимоти отвез мисс Полли на очередное собрание дамского благотворительного комитета. В три часа, когда она возвратилась домой, у нее был чудесный ярко-розовый румянец, а волосы, растрепанные легким влажным ветерком, пушистыми локонами и завитками выбивались из-под ослабевших в прическе шпилек.

Pollyanna had never before seen her aunt look like this.

“Oh – oh – oh! Why, Aunt Polly, you’ve got ’em, too,” she cried rapturously, dancing round and round her aunt, as that lady entered the sitting room.

“Got what, you impossible child?”

Поллианна никогда прежде не видела свою тетку такой.

— О! О! О! Тетя Полли, у тебя они тоже есть! — кричала она в восторге, пританцовывая на цыпочках вокруг тетки, когда та вошла в гостиную.

— Что есть, несносный ты ребенок?

Pollyanna was still revolving round and round her aunt.

“And I never knew you had ’em! Can folks have ’em when you don’t know they’ve got ’em? DO you suppose I could? – ’fore I get to Heaven, I mean,” she cried, pulling out (to pull out фраз.гл. вытаскивать) with eager fingers the straight locks above her ears. “But then, they wouldn’t be black, if they did come. You can’t hide the black part.”

Поллианна продолжала скакать вокруг тетки.

— А я и не знала, что они у тебя есть! Разве могут люди их иметь, а никто даже не знает этого? Как ты думаешь, я могла бы их иметь? Прежде чем я попаду на небо, я хочу сказать, — кричала она с азартом, выдергивая жадными руками прямые пряди волос над своими ушами. — Но даже тогда они не будут черными. Черные волосы спрятать нельзя.

“Pollyanna, what does all this mean?” demanded Aunt Polly, hurriedly removing her hat, and trying to smooth back her disordered hair.

“No, no – please, Aunt Polly!” Pollyanna’s jubilant voice turned to one of distressed appeal. “Don’t smooth ’em out! It’s those that I’m talking about – those darling little black curls. Oh, Aunt Polly, they’re so pretty!”

— Поллианна, что все это значит? — спросила мисс Полли, поспешно снимая шляпу и пытаясь привести в порядок растрепавшиеся волосы.

— Нет, нет, пожалуйста, тетя Полли! — Восторг в голосе Поллианны сменился отчаянным призывом. — Не приглаживай их! Я о них и говорю — об этих милых маленьких черных локонах. О, тетя, они такие красивые!

“Nonsense! What do you mean, Pollyanna, by going to the Ladies’ Aid the other day in that absurd fashion about that beggar boy?”

“But it isn’t nonsense,” urged Pollyanna, answering only the first of her aunt’s remarks. “You don’t know how pretty you look with your hair like that! Oh, Aunt Polly, please, mayn’t I do your hair like I did Mrs. Snow’s, and put in (фраз.гл. вставить) a flower? I’d so love to see you that way! Why, you’d be ever so much prettier than she was!”

— Глупости! Зачем ты, Поллианна, ходила в благотворительный комитет с этими нелепыми предложениями насчет того маленького оборвыша?

— Но это не глупости, — настаивала Поллианна, отвечая только на первую часть теткиного замечания. — Ты даже не знаешь, как ты прелестно выглядишь с такими волосами! О, тетя Полли, пожалуйста, позволь мне причесать тебя, как я причесала миссис Сноу, и воткнуть в волосы цветок! Мне ужасно хочется увидеть тебя в таком виде! Ты будешь гораздо красивее, чем она!

“Pollyanna!” (Miss Polly spoke very sharply – all the more sharply because Pollyanna’s words had given her an odd throb of joy: when before had anybody cared how she, or her hair looked? When before had anybody “loved” to see her “pretty”?) “Pollyanna, you did not answer my question. Why did you go to the Ladies’ Aid in that absurd fashion?”

— Поллианна! — Мисс Полли говорила очень резко, тем более резко, что слова девочки вызвали в ней странный радостный трепет. Когда это прежде кого-нибудь волновало, как выглядит она сама или ее волосы? Когда это прежде кому-то «хотелось» увидеть ее красивой? — Поллианна, ты не ответила на мой вопрос. Зачем ты ходила в благотворительный комитет с этим нелепым предложением?

“Yes’m, I know; but, please, I didn’t know it was absurd until I went and found out (to find out фраз.гл. узнать) they’d rather see their report grow than Jimmy. So then I wrote to MY Ladies’ Aiders – ’cause Jimmy is far away from them, you know; and I thought maybe he could be their little India boy same as – Aunt Polly, WAS I your little India girl? And, Aunt Polly, you WILL let me do your hair, won’t you?”

— Да, я теперь знаю. Но тогда я не знала, что оно нелепое, пока не пошла и не услышала, что для них гораздо важнее, что будет с отчетом, чем с Джимми. Поэтому потом я написала в мой благотворительный комитет. Ведь Джимми далеко от них, понимаешь? И я подумала, что, может быть, для них он сойдет за мальчика из Индии… Тетя Полли, а я для тебя тоже была девочкой из Индии?.. Тетя Полли, ты позволишь мне причесать тебя, правда?

Aunt Polly put her hand to her throat – the old, helpless feeling was upon her, she knew.

“But, Pollyanna, when the ladies told me this afternoon how you came to them, I was so ashamed! I – ”

Pollyanna began to dance up and down lightly on her toes.

Мисс Полли приложила руку к горлу; она чувствовала, как прежняя беспомощность овладевает ею.

— Но, Поллианна, когда дамы сегодня рассказали мне, как ты приходила к ним, мне было так стыдно! Я…

Поллианна начала пританцовывать, легко поднимаясь на кончики пальцев и опускаясь.

“You didn’t! – You didn’t say I couldn’t do your hair,” she crowed triumphantly; “and so I’m sure it means just the other way ’round (наоборот), sort of – like it did the other day about Mr. Pendleton’s jelly that you didn’t send, but didn’t want me to say you didn’t send, you know. Now wait just where you are. I’ll get a comb.”

“But Pollyanna, Pollyanna,” remonstrated Aunt Polly, following the little girl from the room and panting upstairs after her.

— Ты не сказала, не сказала, что мне нельзя причесать тебя, — радостно ворковала она, — и я уверена — это так же, как на днях со студнем для мистера Пендлетона: ты ему не посылала, но не хотела, чтобы я об этом ему сказала… Подожди здесь. Я возьму расческу.

— Но, Поллианна, Поллианна! — запротестовала мисс Полли, выходя из комнаты, и, тяжело дыша, торопливо поднялась по лестнице следом за ней.

“Oh, did you come up (фраз.гл. подниматься) here?” Pollyanna greeted her at the door of Miss Polly’s own room. “That’ll be nicer yet! I’ve got the comb. Now sit down, please, right here. Oh, I’m so glad you let me do it!”

“But, Pollyanna, I – I – ”

Miss Polly did not finish her sentence. To her helpless amazement she found herself in the low chair before the dressing table, with her hair already tumbling about her ears under ten eager, but very gentle fingers.

— О, ты идешь сюда? — приветствовала ее Поллианна у дверей собственной комнаты мисс Полли. — Так даже еще лучше! А вот и расческа. Теперь садись здесь. О, я так рада, что ты позволила мне тебя причесать!

— Но, Поллианна, я… я…

Мисс Полли не закончила фразы. С беспомощным изумлением она обнаружила, что уже очутилась на низком пуфе перед туалетным столиком, а волосы ее спускаются вниз густыми волнами под проворными, но нежными пальцами Поллианны.

“Oh, my! what pretty hair you’ve got,” prattled Pollyanna; “and there’s so much more of it than Mrs. Snow has, too! But, of course, you need more, anyhow, because you’re well and can go to places where folks can see it. My! I reckon folks’ll be glad when they do see it – and surprised, too, ’cause you’ve hid it so long. Why, Aunt Polly, I’ll make you so pretty everybody’ll just love to look at you!”

— Ах, Боже мой! Какие у тебя красивые волосы, — тараторила девочка, — и они гораздо гуще, чем у миссис Сноу! Но, конечно же, тебе нужно больше волос, потому что ты здорова и бываешь там, где их видят люди. Ах, я думаю, люди будут ужасно рады, когда увидят их… да и удивлены тоже, потому что ты так долго их прятала. О, тетя Полли, я сделаю тебя такой красивой, что никто глаз не сможет оторвать!

“Pollyanna!” gasped a stifled but shocked voice from a veil of hair. “I – I’m sure I don’t know why I’m letting you do this silly thing.”

“Why, Aunt Polly, I should think you’d be glad to have folks like to look at you! Don’t you like to look at pretty things? I’m ever so much happier when I look at pretty folks, ’cause when I look at the other kind I’m so sorry for them.”

— Поллианна! — послышался прерывающийся и полный ужаса голос из-под вуали волос. — Я… я не знаю, почему я позволяю тебе делать подобные глупости.

— Но, тетя Полли, я думаю, ты была бы рада, если бы людям было приятно смотреть на тебя! Разве ты не любишь смотреть на красивые вещи? Я гораздо счастливее, когда смотрю на красивых людей, потому что, когда я смотрю на некрасивых, мне их ужасно жалко.

“But – but – ”

“And I just love to do folks’ hair,” purred Pollyanna, contentedly. “I did quite a lot of the Ladies’ Aiders’ – but there wasn’t any of them so nice as yours. Mrs. White’s was pretty nice, though, and she looked just lovely one day when I dressed her up (to dress up фраз.гл. наряжать) in – Oh, Aunt Polly, I’ve just happened to think of something! But it’s a secret, and I sha’n’t tell. Now your hair is almost done, and pretty quick I’m going to leave you just a minute; and you must promise – promise – PROMISE not to stir nor peek (не шевелиться и не подглядывать), even, till I come back (фраз.гл. вернятья). Now remember!” she finished, as she ran from the room.

— Но… но…

— И я люблю кого-нибудь причесывать, — радостно ворковала Поллианна. — Я причесывала многих дам из комитета, но ни у одной из них не было таких красивых волос, как у тебя. У миссис Уайт, впрочем, были довольно красивые, и она выглядела просто прелестно однажды, когда я ее нарядила… О, тетя Полли, я что-то придумала! Но это секрет, и я тебе не скажу. Теперь твоя прическа почти готова, и я отлучусь на минутку. Только обещай… обещай не трогаться с места и не подглядывать, пока я не вернусь. Помни! — заключила она, выбегая из комнаты.

Aloud Miss Polly said nothing. To herself she said that of course she should at once undo the absurd work of her niece’s fingers, and put her hair up (to put up фраз.гл. установить, сделать) properly again. As for “peeking” just as if she cared how —

At that moment – unaccountably – Miss Polly caught a glimpse of herself in the mirror of the dressing table. And what she saw sent such a flush of rosy color to her cheeks that – she only flushed the more at the sight.

Вслух мисс Полли не произнесла ничего, но про себя решила, что конечно же немедленно уничтожит все это нелепое дело рук племянницы и уложит волосы как следует. Что же «до поглядывания»… Как будто ее это интересует!

В этот момент мисс Полли мельком и безотчетно взглянула в зеркало туалетного столика. И то, что она увидела, вызвало такой прилив краски к ее щекам, что… она при виде этого покраснела еще сильнее.

She saw a face – not young, it is true – but just now alight with excitement and surprise. The cheeks were a pretty pink. The eyes sparkled. The hair, dark, and still damp from the outdoor air, lay in loose waves about the forehead and curved back over the ears in wonderfully becoming lines, with softening little curls here and there.

Она увидела лицо — немолодое, это правда, но оживленное волнением и приятным удивлением, щеки, пылающие ярким румянцем, и сияющие глаза. Волосы, темные и все еще влажные от свежего воздуха, лежали свободными волнами надо лбом и, завиваясь, спускались над ушами на затылок, где спадали чудесно очерченными линиями, с мягкими небольшими завитками тут и там.

So amazed and so absorbed was Miss Polly with what she saw in the glass that she quite forgot her determination to do over her hair, until she heard Pollyanna enter the room again. Before she could move, then, she felt a folded something slipped across her eyes and tied in the back.

Мисс Полли была столь удивлена и захвачена увиденным в зеркале, что совсем забыла о своей решимости причесаться как обычно, пока не услышала шаги Поллианны, снова вбежавшей в комнату. Прежде чем она успела двинуться с места, что-то скользнуло перед ее глазами и оказалось мгновенно завязанным сзади.

“Pollyanna, Pollyanna! What are you doing?” she cried.

Pollyanna chuckled.

“That’s just what I don’t want you to know, Aunt Polly, and I was afraid you WOULD peek, so I tied on the handkerchief. Now sit still. It won’t take but just a minute, then I’ll let you see.”

— Поллианна, что ты делаешь? — вскрикнула мисс Полли.

Поллианна засмеялась:

— Просто я хочу, чтобы это был сюрприз. Я боюсь, что ты будешь подглядывать, и поэтому завязала тебе глаза носовым платком. Теперь сиди смирно. Это займет всего минуту, а потом я позволю тебе посмотреть.

“But, Pollyanna,” began Miss Polly, struggling blindly to her feet, “you must take this off (to take off фраз.гл. снимать)! You – child, child! what ARE you doing?” she gasped, as she felt a soft something slipped about her shoulders.

— Но, Поллианна, — начала мисс Полли, пытаясь вслепую подняться на ноги. — Сними сейчас же! Ах, что ты делаешь? — задыхалась она, чувствуя, как что-то мягкое скользит вокруг ее плеч.

Pollyanna only chuckled the more gleefully. With trembling fingers she was draping about her aunt’s shoulders the fleecy folds of a beautiful lace shawl, yellowed from long years of packing away, and fragrant with lavender. Pollyanna had found the shawl the week before when Nancy had been regulating the attic; and it had occurred to her today that there was no reason why her aunt, as well as Mrs. White of her Western home, should not be “dressed up. (одета)”

Но Поллианна только засмеялась еще радостнее. Дрожащими пальцами она укладывала вокруг плеч тетки живописными складками легкую и красивую кружевную шаль, пожелтевшую за долгие годы пребывания в сундуке и пропитанную запахом лаванды, Поллианна наткнулась на нее на предыдущей неделе, когда Ненси приводила в порядок чердак, и сегодня ей пришло в голову, что нет причины, которая могла бы помешать ей нарядить тетю Полли так же, как когда-то она нарядила миссис Уайт в своем родном городке.

Her task completed, Pollyanna surveyed her work with eyes that approved, but that saw yet one touch wanting. Promptly, therefore, she pulled her aunt toward the sun parlor where she could see a belated red rose blooming on the trellis within reach of her hand (идиом. На расстоянии руки).

Закончив свои труды, Поллианна с удовлетворением обозрела результат, но заметила, что не хватает еще одного штриха. Тогда она быстро потянула тетку на веранду, где на деревянной решетке еще виднелась одна запоздалая красная роза, до которой можно было дотянуться рукой.

“Pollyanna, what are you doing? Where are you taking me to?” recoiled Aunt Polly, vainly trying to hold herself back (to hold back фраз.гл. сдерживать). “Pollyanna, I shall not – ”

“It’s just to the sun parlor – only a minute! I’ll have you ready now quicker’n no time,” panted Pollyanna, reaching for the rose and thrusting it into the soft hair above Miss Polly’s left ear. “There!” she exulted, untying the knot of the handkerchief and flinging the bit of linen far from her. “Oh, Aunt Polly, now I reckon you’ll be glad I dressed you up! (to dress up фраз.гл. нарядить)”

— Поллианна, что ты делаешь? Куда ты меня тащишь? — вопрошала тетя Полли, тщетно пытаясь сопротивляться. — Поллианна, я не…

— Только на веранду… только на минуту! Сейчас ты будешь готова, — пыхтела Поллианна, доставая розу и втыкая ее в волнистые волосы над левым ухом мисс Полли. — Вот! — ликующе воскликнула она и, развязав узел, откинула платок в сторону. — О, тетя Полли, теперь, я думаю, ты обрадуешься, что я тебя так нарядила!

For one dazed moment Miss Polly looked at her bedecked self, and at her surroundings; then she gave a low cry and fled to her room. Pollyanna, following the direction of her aunt’s last dismayed gaze, saw, through the open windows of the sun parlor, the horse and gig turning into the driveway. She recognized at once the man who held the reins. Delightedly she leaned forward.

С минуту ошеломленная мисс Полли разглядывала в зеркале себя и свое окружение, потом она вскрикнула сдавленным голосом и бросилась в свою комнату.

Поллианна, проследив направление последнего, исполненного ужаса, взгляда тетки, увидела в раскрытое окно веранды лошадь и двуколку, заворачивающие к дому. Она сразу же узнала мужчину, державшего вожжи. Обрадованная, она высунулась из окна и закричала:

“Dr. Chilton, Dr. Chilton! Did you want to see me? I’m up here.”

“Yes,” smiled the doctor, a little gravely. “Will you come down (фраз.гл. спуститься), please?”

In the bedroom Pollyanna found a flushed-faced, angry-eyed woman plucking at the pins that held a lace shawl in place.

— Доктор Чилтон, доктор Чилтон! Вы приехали за мной? Я здесь.

— Да, — улыбнулся доктор и серьезно добавил:

— Ты не могла бы спуститься?

В спальне Поллианна нашла тетку с красным лицом и сердитыми глазами, которая раздраженно выдергивала булавки, прикреплявшие кружевную шаль.

“Pollyanna, how could you?” moaned the woman. “To think of your rigging me up (to rig up фраз.гл. вырядить) like this, and then letting me – BE SEEN!”

Pollyanna stopped in dismay.

“But you looked lovely – perfectly lovely, Aunt Polly; and – ”

“‘Lovely’!” scorned the woman, flinging the shawl to one side and attacking her hair with shaking fingers.

— Поллианна, как ты могла? — стонала она. — Подумать только! Так меня вырядила, да еще и выставила так, что меня… увидели!

Поллианна замерла в ужасе:

— Но ты выглядела прелестно… совершенно прелестно, тетя Полли, и…

— Прелестно! — с презрением воскликнула мисс Полли, отшвырнув шаль и дрожащими руками атакуя свои волосы.

“Oh, Aunt Polly, please, please let the hair stay!”

“Stay? Like this? As if I would!” And Miss Polly pulled the locks so tightly back that the last curl lay stretched dead at the ends of her fingers.

“O dear! And you did look so pretty,” almost sobbed Pollyanna, as she stumbled through the door.

— О, тетя Полли, пожалуйста, пожалуйста, оставь волосы так!

— Оставить? Так? Вот еще! — И мисс Полли так сильно потянула все волосы на затылок, что все они, до самого последнего завитка, стали в ее руке прямыми как палки.

— О Боже! А было так красиво! — почти зарыдала Поллианна и, спотыкаясь, вышла из комнаты.

Down-stairs Pollyanna found the doctor waiting in his gig.

“I’ve prescribed you for a patient, and he’s sent me to get the prescription filled,” announced the doctor. “Will you go?”

“You mean – an errand – to the drug store?” asked Pollyanna, a little uncertainly. “I used to go some – for the Ladies’ Aiders.”

Внизу Поллианну ждал сидевший в своей двуколке доктор.

— Я прописал тебя пациенту, и он послал меня за прописанным лекарством, — объявил доктор. — Ты поедешь со мной?

— Вы имеете в виду… поручение? В аптеку? — спросила Поллианна не совсем уверенно. — Я ходила раньше в аптеку… для дам из комитета.

The doctor shook his head with a smile.

“Not exactly. It’s Mr. John Pendleton. He would like to see you today, if you’ll be so good as to come. It’s stopped raining, so I drove down after (to drive after фраз.гл. ехать за кем-то) you. Will you come? I’ll call for (to call for фраз.гл. призывать) you and bring you back before six o’clock.”

Доктор с улыбкой покачал головой:

— Не совсем. Речь идет о мистере Пендлетоне. Он хотел бы увидеть тебя сегодня, если ты будешь так добра и согласишься приехать к нему. Дождик кончился, вот я и заехал за тобой. Ты согласна поехать? Потом я заеду за тобой и привезу тебя обратно еще до шести часов.

“I’d love to!” exclaimed Pollyanna. “Let me ask Aunt Polly.”

In a few moments she returned, hat in hand, but with rather a sober face.

“Didn’t – your aunt want you to go?” asked the doctor, a little diffidently, as they drove away (to drive away фраз.гл. уехать).

— Ах, как я хотела бы поехать! — воскликнула Поллианна. — Подождите, я только спрошу позволения у тети Полли.

Через несколько минут она вернулась со шляпой в руке, но с опечаленным лицом.

— Тетя не хотела тебя отпускать? — спросил доктор осторожно, когда они тронулись в путь.

“Y-yes,” sighed Pollyanna. “She – she wanted me to go TOO much, I’m afraid.”

“Wanted you to go TOO MUCH!”

Pollyanna sighed again.

“Yes. I reckon she meant she didn’t want me there. You see, she said: ‘Yes, yes, run along, run along – do! I wish you’d gone before.’”

— Н-нет, — вздохнула Поллианна. — Она… она, боюсь, слишком хотела, чтобы я уехала.

— Слишком хотела?

Поллианна опять вздохнула:

— Да. Я думаю, она хотела сказать, что я ей надоела. Понимаете, она сказала: «Да, да, иди куда хочешь! Жаль, что ты не ушла раньше!»

The doctor smiled – but with his lips only. His eyes were very grave. For some time he said nothing; then, a little hesitatingly, he asked:

“Wasn’t it – your aunt I saw with you a few minutes ago – in the window of the sun parlor?”
Pollyanna drew a long breath (to draw a breath идиом. Вздохнуть).

Доктор улыбнулся, но лишь одними губами. Глаза его были очень серьезны. Некоторое время он молчал, потом спросил, несколько нерешительно:

— Это не твою ли тетю… я видел рядом с тобой несколько минут назад в окне веранды? — Поллианна глубоко вздохнула:


“Yes; that’s what’s the whole trouble, I suppose. You see I’d dressed her up (to dress up фраз.гл. нарядить) in a perfectly lovely lace shawl I found up-stairs, and I’d fixed her hair and put on a rose, and she looked so pretty. Didn’t YOU think she looked just lovely?”

— Да. И в этом все дело, как я думаю. Понимаете, я нарядила ее в совершенно прелестную кружевную шаль, которую я нашла на чердаке. И я уложила ей волосы и воткнула в них розу. И она выглядела так красиво. Вам не показалось, что она выглядела просто прелестно?

For a moment the doctor did not answer. When he did speak his voice was so low Pollyanna could but just hear the words.

“Yes, Pollyanna, I – I thought she did look – just lovely.”

“Did you? I’m so glad! I’ll tell her,” nodded the little girl, contentedly.

Доктор помолчал, а когда заговорил снова, голос его звучал так тихо, что Поллианна едва могла расслышать слова:

— Да, Поллианна… Я думаю, она выглядела… просто прелестно.

— Правда? О, я так рада! Я скажу ей, — кивнула Поллианна с удовлетворением.

To her surprise the doctor gave a sudden exclamation.

“Never! Pollyanna, I – I’m afraid I shall have to ask you not to tell her – that.”

“Why, Dr. Chilton! Why not? I should think you’d be glad – ”

“But she might not be,” cut in (фраз.гл. вклиниться) the doctor. Pollyanna considered this for a moment.

Но, к ее удивлению, доктор неожиданно воскликнул:

— Ни за что! Поллианна, я… я боюсь, я должен попросить тебя не говорить ей об этом.

— Почему, доктор Чилтон? Почему? Я думаю, вы были бы рады…

— Но она, быть может, нет, — прервал он девочку. Поллианна с минуту размышляла.

“That’s so – maybe she wouldn’t,” she sighed. “I remember now; ’twas ’cause she saw you that she ran. And she – she spoke afterwards about her being seen in that rig.”

— Пожалуй… Может быть, она и не обрадовалась бы, — вздохнула она. — Я вспомнила теперь: ведь она и убежала именно потому, что увидела вас. И еще она говорила потом, что ее увидели, когда она была «выряженной».

“I thought as much,” declared the doctor, under his breath.

“Still, I don’t see why,” maintained Pollyanna, “ – when she looked so pretty!”

The doctor said nothing. He did not speak again, indeed, until they were almost to the great stone house in which John Pendleton lay with a broken leg.

— Я так и думал, — сказал доктор вполголоса.

— И все же я не понимаю почему, — с недоумением заметила Поллианна, — когда она выглядела так красиво!

Доктор не сказал ничего. Он нарушил свое молчание, лишь когда они почти подъехали к огромному каменному дому, в котором со сломанной ногой лежал Джон Пендлетон.