Pollyanna

Chapter 17.

Just Like a Book

Pollyanna, Chapter 17
Just Like a Book
John Pendleton greeted Pollyanna today with a smile.

“Well, Miss Pollyanna, I’m thinking you must be a very forgiving little person, else you wouldn’t have come to see me again today.”

“Why, Mr. Pendleton, I was real glad to come, and I’m sure I don’t see why I shouldn’t be, either.”

На этот раз Джон Пендлетон приветствовал Поллианну улыбкой: — Добрый день. Я думаю, Поллианна, что ты очень великодушная маленькая особа, иначе ты не пришла бы навестить меня сегодня.

— Что вы, мистер Пендлетон! Я просто была рада прийти. И даже не знаю, почему бы я могла не захотеть прийти!

“Oh, well, you know, I was pretty cross with you, I’m afraid, both the other day when you so kindly brought me the jelly, and that time when you found me with the broken leg at first. By the way, too, I don’t think I’ve ever thanked you for that. Now I’m sure that even you would admit that you were very forgiving to come and see me, after such ungrateful treatment as that!”

— Ну, боюсь, я был слишком сердитым с тобой оба раза. И тогда, когда ты на днях так любезно принесла мне студень, и в первый раз, когда ты нашла меня со сломанной ногой. Между прочим, я, кажется, так и не поблагодарил тебя за это. Теперь, я уверен, даже ты должна признать, что оказалась великодушной, явившись навестить меня после такого нелюбезного приема!

Pollyanna stirred uneasily.

“But I was glad to find you – that is, I don’t mean I was glad your leg was broken, of course,” she corrected hurriedly.

Поллианна смущенно заерзала на стуле.

— Но я была рада, что нашла вас… то есть, разумеется, я не хочу сказать, что я была рада, что вы сломали ногу, — поправилась она торопливо.

John Pendleton smiled.

“I understand. Your tongue does get away with you once in a while (Иногда твой язык тебя не слушается), doesn’t it, Miss Pollyanna? I do thank you, however; and I consider you a very brave little girl to do what you did that day. I thank you for the jelly, too,” he added in a lighter voice.

Джон Пендлетон улыбнулся:

— Я понимаю. Твой язык не всегда в ладу с мыслями. Но, так или иначе, я благодарю тебя и, судя по тому, что ты сделала в тот день, считаю тебя очень храброй девочкой. Благодарю тебя и за студень тоже, — добавил он более беспечным тоном.

“Did you like it?” asked Pollyanna with interest.

“Very much. I suppose – there isn’t any more today that – that Aunt Polly DIDN’t send, is there?” he asked with an odd smile.

His visitor looked distressed.

— Он вам понравился? — спросила Поллианна с интересом.

— Очень. Я полагаю, что сегодня… тетя Полли мне уже ничего не прислала, правда? — сказал он, странно улыбнувшись.

Его посетительница, казалось, была огорчена.

“N-no, sir.” She hesitated, then went on (to go on фраз.гл. продолжать) with heightened color. “Please, Mr. Pendleton, I didn’t mean to be rude the other day when I said Aunt Polly did NOT send the jelly.”

There was no answer. John Pendleton was not smiling now. He was looking straight ahead (прямо) of him with eyes that seemed to be gazing through and beyond the object before them. After a time he drew a long sigh (to draw a sigh идиом. Вздохнуть) and turned to Pollyanna. When he spoke his voice carried the old nervous fretfulness.

— Н-нет, сэр. — Она замялась, но затем продолжила, краснея: — Я не хотела вас обидеть, когда сказала, что тетя Полли не посылала вам студень.

Джон Пендлетон не ответил. Теперь он не улыбался. Он смотрел прямо перед собой, и, казалось, взгляд его проникал сквозь предметы перед ним и за пределы комнаты. Через несколько мгновений он вздохнул и обернулся к Поллианне, а когда он заговорил, в его голосе слышалась прежняя раздражительность.

“Well, well, this will never do at all! I didn’t send for you (to senf for smb фраз.гл. посылать за кем-то) to see me moping this time. Listen! Out in the library – the big room where the telephone is, you know – you will find a carved box on the lower shelf of the big case with glass doors in the corner not far from the fireplace. That is, it’ll be there if that confounded woman hasn’t ‘regulated’ it to somewhere else! You may bring it to me. It is heavy, but not too heavy for you to carry, I think.”

— Ну-ну, это совсем никуда не годится! Не для того я посылал за тобой, чтобы ты могла посмотреть, как я буду хандрить на этот раз. Слушай! Там, в библиотеке, — в большой комнате, где стоит телефон, — на нижней полке большого застекленного шкафа, в углу, возле камина, ты найдешь резную шкатулку. То есть она там будет, если только эта проклятая баба еще не навела там свой порядок. Принеси ее сюда. Она тяжелая, но, я думаю, ты справишься.

“Oh, I’m awfully strong,” declared Pollyanna, cheerfully, as she sprang to her feet. In a minute she had returned with the box.

It was a wonderful half-hour that Pollyanna spent then. The box was full of treasures – curios that John Pendleton had picked up (to pick up фраз.гл. собирать) in years of travel – and concerning each there was some entertaining story, whether it were a set of exquisitely carved chessmen from China, or a little jade idol from India.

— О, я ужасно сильная! — весело объявила Поллианна, вскакивая с места. Через минуту она вернулась со шкатулкой.

Следующие полчаса, которые Поллианна провела с мистером Пендлетоном, показались ей чудесными. Шкатулка была полна сокровищ — любопытных мелочей, которые Джон Пендлетон собрал за годы своих путешествий, и с каждым из этих предметов была связана какая-нибудь занимательная история, были ли это искусно выточенные шахматные фигурки, привезенные из Китая, или маленький нефритовый божок из Индии.

It was after she had heard the story about the idol that Pollyanna murmured wistfully:

“Well, I suppose it WOULD be better to take a little boy in India to bring up (фраз.гл. воспитывать) – one that didn’t know any more than to think that God was in that doll-thing – than it would be to take Jimmy Bean, a little boy who knows God is up in the sky. Still, I can’t help (не могу не) wishing they had wanted Jimmy Bean, too, besides the India boys.”

Как раз после того, как Поллианна выслушала историю об этом идоле, она пробормотала печально:

— Может быть, действительно лучше взять на воспитание маленького мальчика из Индии, у которого вместо Бога такая вот кукла, чем Джимми Бина, который, по крайней мере, знает, что Бог — на небе. Но я все-таки не могу не желать, чтобы они взяли и Джимми тоже… вместе с этими индийскими мальчиками.

John Pendleton did not seem to hear. Again, his eyes were staring straight before him, looking at nothing. But soon he had roused himself, and had picked up (to pick up фраз.гл. поднял) another curio to talk about.

Джон Пендлетон, казалось, не слышал. Глаза его опять были устремлены прямо вперед, словно в пустоту. Но вскоре он очнулся от задумчивости и взял в руки очередной предмет из шкатулки, чтобы рассказать о нем.

The visit, certainly, was a delightful one, but before it was over, Pollyanna was realizing that they were talking about something besides the wonderful things in the beautiful carved box. They were talking of herself, of Nancy, of Aunt Polly, and of her daily life. They were talking, too, even of the life and home long ago in the far Western town.

Это был восхитительный визит, но, прежде чем он завершился, Поллианна отдала себе отчет в том, что они говорят не только о чудесных вещах из великолепной резной шкатулки, но и о многом другом: о самой Поллианне, о Ненси, о тете Полли, о том, как проходят обычные дни Поллианны. Они говорили о ее прежней жизни в далеком городке на западе.

Not until it was nearly time for her to go, did the man say, in a voice Pollyanna had never before heard from stern John Pendleton:

“Little girl, I want you to come to see me often. Will you? I’m lonesome, and I need you. There’s another reason – and I’m going to tell you that, too. I thought, at first, after I found out (to find out фраз.гл. узнать) who you were, the other day, that I didn’t want you to come any more. You reminded me of – of something I have tried for long years to forget. So I said to myself that I never wanted to see you again; and every day, when the doctor asked if I wouldn’t let him bring you to me, I said no.

Когда подошло время расставаться, Джон Пендлетон сказал голосом, какого Поллианна никогда прежде не слышала от этого сурового мужчины:

— Моя маленькая девочка, я хочу, чтобы ты почаще навещала меня. Хорошо? Я одинок, и ты нужна мне. Есть и другая причина, и я скажу тебе и о ней. Сначала, после того как я узнал, кто ты, я думал, что больше никогда не захочу тебя увидеть. Ты напомнила мне о… о том, о чем я пытался забыть много лет. И я сказал себе, что никогда не захочу увидеть тебя опять. Каждый день, когда доктор спрашивал меня, не позволю ли я ему привезти тебя ко мне, я говорил «нет».

“But after a time, I found I was wanting to see you so much that – that the fact that I wasn’t seeing you was making me remember all the more vividly the thing I was so wanting to forget. So now I want you to come. Will you – little girl?”

Но спустя некоторое время я убедился, что хочу увидеть тебя! И само то, что я тебя не вижу, напоминает мне еще живее о том, что я так хотел изгнать из памяти. Так что теперь я хочу, чтобы ты приходила ко мне. Ты согласна, дорогая?

“Why, yes, Mr. Pendleton,” breathed Pollyanna, her eyes luminous with sympathy for the sad-faced man lying back on the pillow before her. “I’d love to come!”

“Thank you,” said John Pendleton, gently.

— Конечно, мистер Пендлетон, — шепнула Поллианна; глаза ее светились сочувствием к этому мужчине с печальным лицом, лежавшему перед ней откинувшись на подушки. — Я обязательно буду приходить!

— Спасибо, — сказал Джон Пендлетон мягко.

After supper that evening, Pollyanna, sitting on the back porch, told Nancy all about Mr. John Pendleton’s wonderful carved box, and the still more wonderful things it contained.

“And ter think,” sighed Nancy, “that he showed ye all them things, and told ye about ’em like that – him that’s so cross he never talks ter no one – no one!”

В тот же вечер после ужина Поллианна, сидя вместе с Ненси на заднем крыльце, рассказывала ей о чудесной резной шкатулке и еще более чудесных вещах, которые она в себе скрывала.

— Подумать только, — вздохнула Ненси, — что он показал тебе все эти вещицы и рассказал о них… Он, такой всегда сердитый, что и слова-то никому не скажет, никому!

“Oh, but he isn’t cross (сердитый), Nancy, only outside,” demurred Pollyanna, with quick loyalty. “I don’t see why everybody thinks he’s so bad, either. They wouldn’t, if they knew him. But even Aunt Polly doesn’t like him very well. She wouldn’t send the jelly to him, you know, and she was so afraid he’d think she did send it!”

— Но он не сердитый, Ненси; это только снаружи, — пылко возразила верная дружбе Поллианна. — Не пойму, почему все думают, что он такой злой. Они, конечно, не думали бы так, если бы его узнали поближе. Но даже тетя Полли его не любит. Она не хотела посылать ему студень, понимаешь. И она боялась, как бы он не подумал, что это от нее.

“Probably she didn’t call him no duty,” shrugged Nancy. “But what beats me (меня поражает) is how he happened ter take ter you so, Miss Pollyanna – meanin’ no offence ter you, of course – but he ain’t the sort o’ man what gen’rally takes ter kids; he ain’t, he ain’t.”

Pollyanna smiled happily.

— Она, наверное, не считает это своим долгом, — пожала плечами Ненси. — Но что меня поражает, так это то, как он тебя полюбил. Я не хочу, разумеется, сказать ничего для тебя обидного… Но не такой он человек, которого тянуло бы к детям, не такой, не такой!

Поллианна радостно заулыбалась.

“But he did, Nancy,” she nodded, “only I reckon even he didn’t want to – ALL the time. Why, only today he owned up (to own up фраз.гл. признаться) that one time he just felt he never wanted to see me again, because I reminded him of something he wanted to forget. But afterwards – ”

“What’s that?” interrupted Nancy, excitedly. “He said you reminded him of something he wanted to forget?”

— А он полюбил, Ненси, — кивнула она. — Только я не думаю, что его тянуло… то есть не все время. Он сегодня сам признался, что одно время ему даже казалось, что он никогда не захочет увидеть меня опять, потому что я напоминаю ему о том, о чем он хотел забыть. Но потом…

— Как так? — перебила Ненси взволнованно. — Он сказал, что ты напоминаешь ему о чем-то, о чем он хотел забыть?

“Yes. But afterwards – ”

“What was it?” Nancy was eagerly insistent.

“He didn’t tell me. He just said it was something.”

— Да, но потом…

— Но что же это такое? — добивалась ответа Ненси.

— Он не сказал. Он просто сказал, что что-то было.

“THE MYSTERY!” breathed Nancy, in an awestruck voice. “That’s why he took to you (to take to smb идиом. Полюбить, привязаться к кому-то) in the first place. Oh, Miss Pollyanna! Why, that’s just like a book – I’ve read lots of ’em; Lady Maud’s Secret, and The Lost Heir, and Hidden for Years – all of ’em had mysteries and things just like this. My stars and stockings! Just think of havin’ a book lived right under yer nose like this an’ me not knowin’ it all this time! Now tell me everythin’ – every-thin’ he said, Miss Pollyanna, there’s a dear. No wonder he took ter you; no wonder – no wonder!”

— Тайна! — прошептала Ненси с благоговейным страхом в голосе. — Вот почему он так к тебе сразу привязался. Ах, это совсем как в книжке… Я их много читала: «Тайна леди Мод», «Пропавший наследник», «Годы в тайном убежище»… Во всех были тайны или что-нибудь подобное. Боже мой! Подумать только! Живая книга под самым носом, а я все это время ничего не знала! Теперь, милая, расскажи мне все-все, что он сказал! Это важно! Неудивительно, что он так привязался к тебе, неудивительно, неудивительно!

“But he didn’t,” cried Pollyanna, “not till I talked to HIM, first. And he didn’t even know who I was till I took the calf’s-foot jelly, and had to make him understand that Aunt Polly didn’t send it, and – ”

Nancy sprang to her feet and clasped her hands together suddenly.

— Но он не привязался! — воскликнула Поллианна. — Это я заговорила с ним первая. А он даже не знал, кто я такая, пока я не отнесла ему студень и не дала ему понять, что это не от тети Полли, и…

Ненси вдруг вскочила на ноги и неожиданно хлопнула в ладоши.

“Oh, Miss Pollyanna, I know, I know – I KNOW I know!” she exulted rapturously. The next minute she was down at Pollyanna’s side again. “Tell me – now think, and answer straight and true,” she urged excitedly. “It was after he found out (to find out фраз.гл. узнать) you was Miss Polly’s niece that he said he didn’t ever want ter see ye again, wa’n’t it?”

— О, знаю, знаю! — выкрикивала она возбужденно, но в следующую минуту уже снова сидела рядом с Поллианной. — Скажи мне, подумай и ответь, прямо и откровенно, — взволнованно настаивала она. — Именно после того, как он узнал, что ты племянница мисс Полли, он не хотел тебя больше видеть, правда?

“Oh, yes. I told him that the last time I saw him, and he told me this to-day.”

“I thought as much,” triumphed Nancy. “And Miss Polly wouldn’t send the jelly herself, would she?”

“No.”

“And you told him she didn’t send it?”

“Why, yes; I – ”

— Да. Я в прошлый раз сказала ему, кто я, а сегодня он сказал мне, о чем он тогда подумал.

— Я так и знала, — торжествовала Ненси. — И мисс Полли не хотела посылать ему студень, ведь так?

— Не хотела.

— И ты сказала ему, что это не от нее?

— Ну да. Я…

“And he began ter act queer and cry out sudden after he found out (to find out фраз.гл. узнать) you was her niece. He did that, didn’t he?”

“Why, y-yes; he did act a little queer – over that jelly,” admitted Pollyanna, with a thoughtful frown.

Nancy drew a long sigh (to draw a sigh идиом. Вздохнуть).

— И он стал вести себя странно только после того, как узнал, что ты ее племянница. Ведь так?

— Ну д-да. Он вел себя немного странно… из-за студня, — признала Поллианна, задумчиво морща лоб.

Ненси глубоко втянула воздух.

“Then I’ve got it, sure! Now listen. MR. JOHN PENDLETON WAS MISS POLLY HARRINGTON’s LOVER!” she announced impressively, but with a furtive glance over her shoulder.

“Why, Nancy, he couldn’t be! She doesn’t like him,” objected Pollyanna.

— Тогда я все поняла, точно! Слушай. Мистер Джон Пендлетон был возлюбленным мисс Полли Харрингтон! — объявила она торжественно, но перед этим украдкой бросила взгляд через плечо.

— Что ты, Ненси, не может быть! Он ей не нравится, — возразила Поллианна.

Nancy gave her a scornful glance.

“Of course she don’t! THAT’s the quarrel!”

Pollyanna still looked incredulous (скептически), and with another long breath Nancy happily settled herself to tell the story.

Ненси взглянула на нее пренебрежительно:

— Конечно, не нравится! Еще бы! Ведь они в ссоре!

Поллианна все еще смотрела недоверчиво, и потому Ненси, после очередного глубокого вздоха, удобно усевшись рядом с ней, с удовольствием принялась излагать всю историю.

“It’s like this. Just before you come, Mr. Tom told me Miss Polly had had a lover once. I didn’t believe it. I couldn’t – her and a lover! But Mr. Tom said she had, and that he was livin’ now right in this town. And NOW I know, of course. It’s John Pendleton. Hain’t he got a mystery in his life? Don’t he shut himself up (to shut up фраз.гл. закрыть) in that grand house alone, and never speak ter no one? Didn’t he act queer when he found out (to find out фраз.гл. узнать) you was Miss Polly’s niece? And now hain’t he owned up (to own up фраз.гл. признаться) that you remind him of somethin’ he wants ter forget? Just as if ANYBODY couldn’t see ’twas Miss Polly! – an’ her sayin’ she wouldn’t send him no jelly, too. Why, Miss Pollyanna, it’s as plain as the nose on yer face (идиом. это ясно как день); it is, it is!”

— Дело вот в чем. Как раз незадолго до твоего приезда мистер Том сказал мне, что у мисс Полли когда-то был возлюбленный. Я этому не поверила. Да чтобы она и — возлюбленный! Но мистер Том заверил, что так было и что мужчина этот и сейчас живет в нашем городке. А теперь я знаю! Разумеется, это Джон Пендлетон. Разве нет тайны в его жизни? Разве не закрылся он в своем огромном доме один-одинешенек, так что никогда ни с кем и словечком не перемолвится? Разве не вел он себя странно, когда узнал, что ты племянница мисс Полли? И разве он не признался, что ты напоминаешь ему о чем-то, о чем он хотел забыть? Любому ясно, что речь идет о мисс Полли!.. А она… разве она не сказала, что никогда в жизни не послала бы ему студень?.. Да это ясно, как Божий день, ясно, ясно!

“Oh-h!” breathed Pollyanna, in wide-eyed amazement. “But, Nancy, I should think if they loved each other they’d make up (фраз.гл. помириться) some time. Both of ’em all alone, so, all these years. I should think they’d be glad to make up! (фраз.гл. помириться)”

Nancy sniffed disdainfully.

— О-о-о! — выдохнула Поллианна, широко раскрыв глаза от изумления. — Но, Ненси, я думаю, что, если они любили друг друга, они помирились бы. Оба они были так одиноки все эти годы. Я думаю, они с радостью помирились бы.

Ненси презрительно фыркнула.

“I guess maybe you don’t know much about lovers, Miss Pollyanna. You ain’t big enough yet, anyhow. But if there IS a set o’ folks in the world that wouldn’t have no use for that ’ere ‘glad game’ o’ your’n, it’d be a pair o’ quarrellin’ lovers; and that’s what they be. Ain’t he cross as sticks, most gen’rally? – and ain’t she – ”

Nancy stopped abruptly, remembering just in time to whom, and about whom, she was speaking. Suddenly, however, she chuckled.

— Не очень-то много ты знаешь, как это бывает в любви. Ты еще слишком мала. Но если есть кто-то на свете, кто и слышать бы не пожелал о твоей игре, так это пара поссорившихся влюбленных! Точно так и с ними обстоит дело. Разве не ходит он всегда мрачный как туча? И разве она не… — Ненси запнулась, вовремя вспомнив, с кем и о ком она говорит. Неожиданно она рассмеялась.

“I ain’t sayin’, though, Miss Pollyanna, but what it would be a pretty slick piece of business if you could GET ’em ter playin’ it – so they WOULD be glad ter make up (фраз.гл. помириться). But, my land! wouldn’t folks stare some – Miss Polly and him! I guess, though, there ain’t much chance, much chance!”

Pollyanna said nothing; but when she went into the house a little later, her face was very thoughtful.

Не скажу, впрочем, что это не было бы здорово, если бы ты могла и их тоже вовлечь в игру — так чтобы они были рады помириться!.. Ну и история! Вот бы все глаза вытаращили — мисс Полли и он! Но, я думаю, надежды тут мало; мало, мало!

Поллианна ничего не сказала, но, когда чуть позже она вошла в дом, лицо у нее было очень задумчивое.