Pollyanna

Chapter 20.

Which is More Surprising

Pollyanna, Chapter 20.
Which is More Surprising
Sunday mornings Pollyanna usually attended church and Sunday school. Sunday afternoons she frequently went for a walk with Nancy. She had planned one for the day after her Saturday afternoon visit to Mr. John Pendleton; but on the way home from Sunday school Dr. Chilton overtook her in his gig, and brought his horse to a stop.

В воскресенье утром Поллианна обычно ходила в церковь и воскресную школу, а в послеобеденные часы отправлялась на прогулку с Ненси. Такую прогулку она планировала совершить и в то воскресенье, накануне которого состоялся уже описанный визит к мистеру Пендлетону. Но на пути домой из воскресной школы ее нагнал доктор Чилтон в своей двуколке и остановил лошадь.

“Suppose you let me drive you home, Pollyanna,” he suggested. “I want to speak to you a minute. I was just driving out (to drive out фраз.гл. выезжать) to your place to tell you,” he went on (to go on фраз.гл. продолжать), as Pollyanna settled herself at his side. “Mr. Pendleton sent a special request for you to go to see him this afternoon, SURE. He says it’s very important.”

— Не позволишь ли ты мне подвезти тебя домой, Поллианна? — предложил он. — Я хотел бы поговорить с тобой. Я как раз и ехал к тебе, чтобы поговорить, — продолжал он, пока Поллианна усаживалась рядом с ним. — Мистер Пендлетон посылает тебе настоятельную просьбу навестить его сегодня. Он говорит, что это очень важно.

Pollyanna nodded happily.

“Yes, it is, I know. I’ll go.”

The doctor eyed her with some surprise.

“I’m not sure I shall let you, after all,” he declared, his eyes twinkling. “You seemed more upsetting than soothing yesterday, young lady.”

Поллианна радостно кивнула:

— Да, я знаю. Я приду.

Доктор взглянул на нее с некоторым удивлением.

— Все же я не уверен, должен ли я соглашаться на это, — заявил он с лукавым блеском в глазах. — Вчера, дорогая, ты, кажется, больше взволновала пациента, чем успокоила его.

Pollyanna laughed.

“Oh, it wasn’t me, truly – not really, you know; not so much as it was Aunt Polly.”

The doctor turned with a quick start.

“Your – aunt!” he ejaculated.

Pollyanna gave a happy little bounce in her seat.

Поллианна засмеялась:

— О, это не из-за меня, честно… то есть не столько из-за меня, сколько из-за тети Полли.

Доктор, вздрогнув, обернулся к ней.

— Тети… Полли! — воскликнул он. От радости Поллианна чуть подпрыгнула на сиденье.

“Yes. And it’s so exciting and lovely, just like a story, you know. I – I’m going to tell you,” she burst out (фраз.гл. выпалить), with sudden decision. “He said not to mention it; but he wouldn’t mind your knowing, of course. He meant not to mention it to HER.”

— Да. И это так интересно и приятно, совсем как в книжке, понимаете? Я… я расскажу вам! — выпалила она с внезапной решимостью. — Мистер Пендлетон просил не говорить, но он, конечно же, не будет возражать, если вы узнаете. Он имел в виду не говорить ей.

“HER?”

“Yes; Aunt Polly. And, of course he WOULD want to tell her himself instead of having me do it – lovers, so!”

“Lovers!” As the doctor said the word, the horse started violently, as if the hand that held the reins had given them a sharp jerk.

— Ей?

— Да, тете Полли. Разумеется, ему хочется самому сказать ей обо всем, вместо того чтобы я говорила. Влюбленные, ясное дело!

— Влюбленные! — Когда доктор произнес это слово, лошадь неистово рванула с места, как будто рука, державшая вожжи, резко дернула их.

“Yes,” nodded Pollyanna, happily. “That’s the story-part, you see. I didn’t know it till Nancy told me. She said Aunt Polly had a lover years ago, and they quarrelled (поругались). She didn’t know who it was at first. But we’ve found out (to find out фраз.гл. узнать, понять) now. It’s Mr. Pendleton, you know.”

— Да, — кивнула Поллианна радостно. — В этом все дело, понимаете? Я не знала, пока мне Ненси не сказала. Она сказала, что много лет назад у тети Полли был возлюбленный, но они поссорились. Она сначала не знала, кто это был. Но теперь мы выяснили. Это мистер Пендлетон!

The doctor relaxed suddenly. The hand holding the reins fell limply to his lap.

“Oh! No; I – didn’t know,” he said quietly.

Pollyanna hurried on (to hurry on фраз.гл. поспешить) – they were nearing the Harrington homestead.

Доктор сразу сделался заметно менее напряженным. Рука, державшая вожжи, вяло упала на колени.

— О! Я… не знал, — сказал он спокойно. Поллианна заторопилась, они были уже близко от дома Харрингтонов.

“Yes; and I’m so glad now. It’s come out lovely. Mr. Pendleton asked me to come and live with him, but of course I wouldn’t leave Aunt Polly like that – after she’d been so good to me. Then he told me all about the woman’s hand and heart that he used to want, and I found out (to find out фраз.гл. узнать) that he wanted it now; and I was so glad! For of course if he wants to make up (фраз.гл. помириться) the quarrel, everything will be all right now, and Aunt Polly and I will both go to live there, or else he’ll come to live with us. Of course, Aunt Polly doesn’t know yet, and we haven’t got everything settled (уладили); so I suppose that is why he wanted to see me this afternoon, sure.”

— Да, и я так рада теперь! Все складывается замечательно! Мистер Пендлетон просил меня переселиться к нему, но я, конечно, не бросила бы тетю Полли… после того как она была так добра ко мне. А потом он сказал мне о женской руке и сердце, о которых мечтал прежде, и я узнала, что он и сейчас о них мечтает. И я так обрадовалась! Потому что, если он хочет помириться с ней, все будет в порядке, и мы с тетей Полли вдвоем переедем к нему… или он переедет к нам. Конечно, тетя Полли еще ничего не знает, и мы еще не все успели обсудить, и наверняка именно поэтому он хочет увидеть меня сегодня.

The doctor sat suddenly erect. There was an odd smile on his lips.

“Yes; I can well imagine that Mr. John Pendleton does – want to see you, Pollyanna,” he nodded, as he pulled his horse to a stop before the door.

“There’s Aunt Polly now in the window,” cried Pollyanna; then, a second later: “Why, no, she isn’t – but I thought I saw her!”

Доктор неожиданно выпрямился. На губах его играла странная улыбка.

— Да, я отлично понимаю, почему мистер Пендлетон непременно хочет увидеться с тобой, — кивнул он, останавливая лошадь у подъезда.

— А вон тетя Полли стоит у окна! — воскликнула Поллианна, но тут же добавила: — Нет, наверное, мне показалось. Я была уверена, что вижу ее.

“No; she isn’t there – now,” said the doctor, His lips had suddenly lost their smile.

Pollyanna found a very nervous John Pendleton waiting for her that afternoon.

“Pollyanna,” he began at once. “I’ve been trying all night to puzzle out (фраз.гл. понять, выяснить) what you meant by all that, yesterday – about my wanting your Aunt Polly’s hand and heart here all those years. What did you mean?”

— Нет, ее там нет… уже, — сказал доктор. Улыбка неожиданно исчезла с его лица.

В этот день Поллианна застала мистера Пендлетона ожидающим ее с нетерпением и в большом волнении.

— Поллианна, — начал он сразу. — Всю ночь я пытался понять, что ты хотела сказать мне вчера… насчет того, что я хотел руки и сердца твоей тети Полли долгие годы. Что ты имела в виду?

“Why, because you were lovers, you know once; and I was so glad you still felt that way now.”

“Lovers! – your Aunt Polly and I?”

At the obvious surprise in the man’s voice, Pollyanna opened wide her eyes.

“Why, Mr. Pendleton, Nancy said you were!”

— Ну, вы же любили друг друга когда-то, и я была очень рада, что у вас сохранились прежние чувства.

— Любили! Твоя тетя Полли и я?

Услышав нескрываемое удивление в голосе мужчины, Поллианна широко раскрыла глаза:

— Но, мистер Пендлетон, мне это Ненси сказала!

The man gave a short little laugh.

“Indeed! Well, I’m afraid I shall have to say that Nancy – didn’t know.”

“Then you – weren’t lovers?” Pollyanna’s voice was tragic with dismay.

Мужчина коротко рассмеялся:

— Ну и ну! Да-а, боюсь, я должен тебе сказать, что Ненси… ошиблась.

— Значит, вы… не любили друг друга? — В голосе Поллианны звучало трагическое разочарование.

“Never!”

“And it isnt’t all coming out (to come out фраз.гл. выходить) like a book?”

There was no answer. The man’s eyes were moodily fixed out the window.

“O dear! And it was all going so splendidly,” almost sobbed Pollyanna. “I’d have been so glad to come – with Aunt Polly.”

“And you won’t – now?” The man asked the question without turning his head.

“Of course not! I’m Aunt Polly’s.”

— Никогда!

— И все совсем не как в книжке?

Мужчина молчал и задумчиво глядел в окно.

— О Боже! А все шло так чудесно, — почти всхлипывала Поллианна. — Я так была бы рада переехать к вам… с тетей Полли.

— А одна ты не хочешь переехать? — спросил мужчина, не поворачивая головы.

— Конечно, нет. Я ведь тетина.

The man turned now, almost fiercely.

“Before you were hers, Pollyanna, you were – your mother’s. And – it was your mother’s hand and heart that I wanted long years ago.”

“My mother’s!”

Мужчина обернулся к ней почти свирепо:

— Прежде чем ты стала тетина, ты была мамина. А… именно руки и сердца твоей матери хотел я много лет назад.

— Моей матери?

“Yes. I had not meant to tell you, but perhaps it’s better, after all, that I do – now.” John Pendleton’s face had grown very white (to grow white идиом. Побледнеть). He was speaking with evident difficulty. Pollyanna, her eyes wide and frightened, and her lips parted, was gazing at him fixedly. “I loved your mother; but she – didn’t love me. And after a time she went away (to go away фраз.гл. уехать) with – your father.

— Да. Я не собирался говорить тебе об этом, но, быть может, лучше, чтобы ты знала… — Джон Пендлетон сильно побледнел и говорил с явным трудом. Поллианна, полураскрыв рот, смотрела на него не отрываясь. — Я любил твою мать, но она… не любила меня. И через некоторое время она уехала… с твоим отцом.

I did not know until then how much I did – care. The whole world suddenly seemed to turn black under my fingers, and – But, never mind. For long years I have been a cross, crabbed, unlovable, unloved old man – though I’m not nearly sixty, yet, Pollyanna. Then, one day, like one of the prisms that you love so well, little girl, you danced into my life, and flecked my dreary old world with dashes of the purple and gold and scarlet of your own bright cheeriness. I found out (to find out фраз.гл. понять), after a time, who you were, and – and I thought then I never wanted to see you again. I didn’t want to be reminded of – your mother. But – you know how that came out (to come out фраз.гл. выходить, получаться). I just had to have you come. And now I want you always. Pollyanna, won’t you come NOW?”

Только тогда я понял, как сильно любил ее. Весь мир, казалось, перестал существовать для меня… Но неважно… Долгие годы я был сердитым, раздражительным, неспособным любить и нелюбимым стариком — хотя мне еще нет и шестидесяти, Поллианна. А потом однажды ты ворвалась в мою жизнь и, как одна из этих хрустальных подвесок, которые ты так любишь, разбросала пурпурные, алые и золотые отблески своей лучистой радости в моем мрачном старческом мире. Спустя некоторое время я узнал, кто ты, и… и подумал тогда, что больше никогда не захочу тебя видеть. Я не хотел, чтобы что-либо напоминало мне о… твоей матери. Но… ты сама знаешь, как это вышло. Я просто должен был позвать тебя. И теперь ты нужна мне всегда. Поллианна, ты переедешь ко мне… теперь?

“But, Mr. Pendleton, I – There’s Aunt Polly!” Pollyanna’s eyes were blurred with tears.

The man made an impatient gesture.

— Но, мистер Пендлетон, я… — Глаза Поллианны наполнились слезами. — Ведь есть тетя Полли!

Мужчина нетерпеливо махнул рукой.

“What about me? How do you suppose I’m going to be ‘glad’ about anything – without you? Why, Pollyanna, it’s only since you came that I’ve been even half glad to live! But if I had you for my own little girl, I’d be glad for – anything; and I’d try to make you glad, too, my dear. You shouldn’t have a wish ungratified.(Все твои желания будут исполняться) All my money, to the last cent, should go to make you happy.”

— А что будет со мной? Как ты полагаешь, смогу я «радоваться» чему-нибудь без тебя? Только когда ты появилась в моей жизни, я начал ей радоваться! Но если ты станешь моей собственной маленькой дочкой, я буду рад… всему. И я постараюсь сделать счастливой и тебя, моя дорогая! У тебя не будет неисполненных желаний. Все мои деньги, до последнего цента, пойдут на то, чтобы сделать тебя счастливой.

Pollyanna looked shocked.

“Why, Mr. Pendleton, as if I’d let you spend it on me – all that money you’ve saved for the heathen!”

Поллианна, казалось, была возмущена.

— Но, мистер Пендлетон, разве я согласилась бы, чтобы вы потратили на меня… все деньги, которые вы копили на язычников!

A dull red came to the man’s face. He started to speak, but Pollyanna was still talking.

“Besides, anybody with such a lot of money as you have doesn’t need me to make you glad about things. You’re making other folks so glad giving them things that you just can’t help being glad yourself! Why, look at those prisms you gave Mrs. Snow and me, and the gold piece you gave Nancy on her birthday, and – ”

Слабый румянец окрасил лицо мужчины. Он хотел что-то сказать, но Поллианна продолжила:

— К тому же любому, у кого есть такая куча денег, как у вас, не нужна я, чтобы радоваться и быть счастливым. Вы делаете других такими счастливыми тем, что делаете им подарки! И уже поэтому не можете не радоваться сами! Только подумайте о хрустальных подвесках, которые вы подарили мне и миссис Сноу, или о золотой монетке, которую вы подарили на день рождения Ненси, или…

“Yes, yes – never mind about all that,” interrupted the man. His face was very, very red now – and no wonder, perhaps: it was not for “giving things” that John Pendleton had been best known in the past. “That’s all nonsense. ’twasn’t much, anyhow – but what there was, was because of you.

— Да, да… это все пустяки, — прервал ее мистер Пендлетон. Лицо его было в эту минуту очень красным, и, вероятно, тут нечему удивляться, ибо отнюдь не щедрыми подарками был известен Джон Пендлетон в городке прежде. — Все это глупости. Это было так редко… а что было, все — твоя заслуга!

YOU gave those things; not I! Yes, you did,” he repeated, in answer to the shocked denial in her face. “And that only goes to prove all the more how I need you, little girl,” he added, his voice softening into tender pleading once more. “If ever, ever I am to play the ‘glad game,’ Pollyanna, you’ll have to come and play it with me.”

Ты дарила все это — не я! Да, ты, — повторил он в ответ на возмущенный протест, изобразившийся на ее лице. — И это только еще яснее показывает, как ты мне нужна, моя девочка, — добавил он; голос его смягчился до нежной просьбы. — Если когда-нибудь… когда-нибудь мне суждено играть в эту твою «радостную» игру, Поллианна, тебе придется поселиться здесь и играть со мной.

The little girl’s forehead puckered into a wistful frown.

“Aunt Polly has been so good to me,” she began; but the man interrupted her sharply. The old irritability had come back (фраз.гл. вернуться) to his face. Impatience which would brook no opposition had been a part of John Pendleton’s nature too long to yield very easily now to restraint.

Печальная складка залегла на лбу Поллианны.

— Тетя Полли была так добра ко мне, — начала она, но мужчина прервал ее резко. Прежнее гневное выражение появилось на его лице. Деспотизм, не терпящий никакого сопротивления, слишком долго был частью натуры Джона Пендлетона, чтобы теперь его можно было легко усмирить.

“Of course she’s been good to you! But she doesn’t want you, I’ll warrant, half so much as I do,” he contested.

“Why, Mr. Pendleton, she’s glad, I know, to have – ”

— Конечно, она была добра к тебе! Но, ручаюсь, что она даже и вполовину так не хочет иметь тебя в своем доме, как я.

— Но, мистер Пендлетон, она рада; я знаю, что…

“Glad!” interrupted the man, thoroughly losing his patience now. “I’ll wager (Держу пари) Miss Polly doesn’t know how to be glad – for anything! Oh, she does her duty, I know. She’s a very dutiful woman. I’ve had experience with her ‘duty,’ before. I’ll acknowledge we haven’t been the best of friends for the last fifteen or twenty years. But I know her. Everyone knows her – and she isn’t the ‘glad’ kind, Pollyanna. She doesn’t know how to be. As for your coming to me – you just ask her and see if she won’t let you come. And, oh, little girl, little girl, I want you so!” he finished brokenly.

— Рада! — перебил мужчина, окончательно потеряв терпение. — Бьюсь об заклад, что мисс Полли вообще не знает, что такое радоваться! Она всегда только исполняет свой долг. Я знаю, она женщина долга. И я уже имел удовольствие испытать на себе, что значит этот ее долг. Я признаю, что мы были далеко не в лучших отношениях эти последние пятнадцать или двадцать лет. Но я знаю ее. Все знают ее… И она не такая женщина, чтобы «радоваться»! Она даже не знает, что это значит. Что же до того, чтобы ты перешла жить ко мне… только спроси ее — и посмотришь, будет ли она возражать!.. Ах, девочка моя, ты так мне нужна! — закончил он сокрушенно.

Pollyanna rose to her feet with a long sigh.

“All right. I’ll ask her,” she said wistfully. “Of course I don’t mean that I wouldn’t like to live here with you, Mr. Pendleton, but – ” She did not complete her sentence. There was a moment’s silence, then she added: “Well, anyhow, I’m glad I didn’t tell her yesterday; – ’cause then I supposed SHE was wanted, too.”

Поллианна поднялась с места, глубоко вздохнув.

— Хорошо. Я спрошу ее, — сказала она печально. — Конечно, я не говорю, что не хотела бы жить с вами, мистер Пендлетон, но… — Она не договорила, а помолчав, добавила: — Ну, во всяком случае, я рада, что ничего не сказала ей вчера… потому что тогда я думала, что она тоже была желанной.

John Pendleton smiled grimly.

“Well, yes, Pollyanna; I guess it is just as well you didn’t mention it – yesterday.”

“I didn’t – only to the doctor; and of course, he doesn’t count.”

Джон Пендлетон мрачно усмехнулся:

— Да, Поллианна. Я тоже думаю так. Очень хорошо, что ты не сказала ей об этом вчера.

— Я никому не сказала… только доктору; но это, конечно, не в счет.

“The doctor!” cried John Pendleton, turning quickly. “Not – Dr. – Chilton?”

“Yes; when he came to tell me you wanted to see me today, you know.”

“Well, of all the – ” muttered the man, falling back in his chair. Then he sat up (to sit up фраз.гл. сесть) with sudden interest. “And what did Dr. Chilton say?” he asked.

— Доктору! — воскликнул мистер Пендлетон, быстро обернувшись. — Не… доктору… Чилтону?

— Да, ему. Когда он пришел сегодня передать мне, что вы хотите меня видеть.

— Ну, из всех… — пробормотал мужчина, откинувшись на спинку кресла. Потом он снова выпрямился и спросил с неожиданным интересом: — И что же сказал доктор Чилтон?

Pollyanna frowned thoughtfully.

“Why, I don’t remember. Not much, I reckon. Oh, he did say he could well imagine you did want to see me.”

“Oh, did he, indeed!” answered John Pendleton. And Pollyanna wondered why he gave that sudden queer little laugh.

Поллианна задумчиво сдвинула брови:

— Не помню. Ничего особенного, кажется. Ах да, он сказал, что хорошо понимает, почему вы хотите меня видеть.

— О, неужели? — проронил Джон Пендлетон. И Поллианна удивилась, почему он так загадочно рассмеялся при этих словах.