Pollyanna

Chapter 26

A Door Ajar

Just a week from the time Dr. Mead, the specialist, was first expected, he came. He was a tall, broad-shouldered man with kind gray eyes, and a cheerful smile. Pollyanna liked him at once, and told him so.

Доктор Мид, известный нью-йоркский специалист, приехал ровно через неделю после того дня, когда его первоначально ожидали. Это был высокий широкоплечий мужчина с добрыми серыми глазами и жизнерадостной улыбкой. Поллианне он сразу понравился, и она сказала ему об этом, любезно добавив:

“You look quite a lot like MY doctor, you see,” she added engagingly.

“YOUR doctor?” Dr. Mead glanced in evident surprise at Dr. Warren, talking with the nurse a few feet away. Dr. Warren was a small, brown-eyed man with a pointed brown beard.

— Вы очень похожи на моего врача.

— На твоего врача? — Доктор Мид с явным удивлением взглянул на доктора Уоррена, который в нескольких шагах от них беседовал с сиделкой. Доктор Уоррен был невысокий, кареглазый, с заостренной темной бородкой.

“Oh, THAT isn’t my doctor,” smiled Pollyanna, divining his thought. “Dr. Warren is Aunt Polly’s doctor. My doctor is Dr. Chilton.”

“Oh-h!” said Dr. Mead, a little oddly, his eyes resting on Miss Polly, who, with a vivid blush, had turned hastily away.

— О, это не мой врач, — улыбнулась Поллианна, угадав его мысль. — Доктор Уоррен — врач тети Полли. Мой врач — доктор Чилтон.

— О-о! — сказал доктор Мид каким-то странным тоном, глаза его задержались на мисс Полли, которая, чуть покраснев, торопливо отвернулась.

“Yes.” Pollyanna hesitated, then continued with her usual truthfulness. “You see, I wanted Dr. Chilton all the time, but Aunt Polly wanted you. She said you knew more than Dr. Chilton, anyway about – about broken legs like mine. And of course, if you do, I can be glad for that. Do you?”

— Да. — Поллианна заколебалась, но затем продолжила с присущим ей простодушием:

— Понимаете, я все время хотела, чтобы пришел доктор Чилтон, но тетя Полли выбрала вас. Она сказала, что вы знаете больше, чем доктор Чилтон… Во всяком случае, о… о сломанных ногах, как у меня. И конечно, если это так, я могу этому радоваться. Это так?

A swift something crossed the doctor’s face that Pollyanna could not quite translate.

“Only time can tell that, little girl,” he said gently; then he turned a grave face toward Dr. Warren, who had just come to the bedside.

Странное выражение, которое Поллианна не могла себе объяснить, промелькнуло на лице доктора Мида.

— Только время может нам ответить, — сказал он мягко и с озабоченным лицом обернулся к доктору Уоррену, который в этот момент подошел к постели.

Everyone said afterward that it was the cat that did it. Certainly, if Fluffy had not poked an insistent paw and nose against Pollyanna’s unlatched door, the door would not have swung noiselessly open on its hinges until it stood perhaps a foot ajar (приоткрытый); and if the door had not been open, Pollyanna would not have heard her aunt’s words.

Впоследствии все в один голос утверждали, что во всем виноват кот. Конечно, если бы Флаффи не сунул свою дерзкую лапу и нахальный нос в незапертую на защелку дверь спальни, дверь не повернулась бы бесшумно на петлях и не приоткрылась бы, а если бы дверь осталась закрытой, Поллианна не услышала бы слов тетки.

In the hall the two doctors, the nurse, and Miss Polly stood talking. In Pollyanna’s room Fluffy had just jumped to the bed with a little purring “meow” of joy when through the open door sounded clearly and sharply Aunt Polly’s agonized exclamation.

В холле стояли, беседуя, два доктора, сиделка и мисс Полли. В комнате Поллианны Флаффи только что прыгнул на кровать с негромким радостным «мяу», когда неожиданно через раскрытую дверь ясно и четко донеслось страдальческое восклицание мисс Полли:

“Not that! Doctor, not that! You don’t mean – the child – will NEVER WALK again!”

It was all confusion then. First, from the bedroom came Pollyanna’s terrified “Aunt Polly, Aunt Polly!” Then Miss Polly, seeing the open door and realizing that her words had been heard, gave a low little moan and – for the first time in her life – fainted dead away (to faint dead away идиом. Упасть замертво в обморок).

— Нет! Доктор, только не это! Вы хотите сказать, что девочка… никогда больше не сможет ходить?!

И тогда все пришло в смятение. Сначала из спальни донесся исполненный ужаса крик Поллианны: «Тетя Полли, тетя Полли!» Мисс Полли, увидев открытую дверь и поняв, что слова ее были услышаны, застонала и впервые в жизни упала в обморок.

The nurse, with a choking “She heard!” stumbled toward the open door. The two doctors stayed with Miss Polly. Dr. Mead had to stay – he had caught Miss Polly as she fell. Dr. Warren stood by (to stand by фраз.гл. бездействовать), helplessly. It was not until Pollyanna cried out (to cry out фраз.гл. выкрикивать) again sharply and the nurse closed the door, that the two men, with a despairing glance into each other’s eyes, awoke to the immediate duty of bringing the woman in Dr. Mead’s arms back to unhappy consciousness.

Сиделка сдавленным голосом вскрикнула: «Услышала!» — и, спотыкаясь, бросилась к открытой двери. Оба доктора остались с мисс Полли. Доктор Мид не мог двинуться с места — он подхватил мисс Полли, когда она падала, а растерявшийся доктор Уоррен с беспомощным видом стоял рядом с ним. Только когда Поллианна опять громко закричала и сиделка закрыла дверь, доктора, с отчаянием взглянув друг другу в глаза, опомнились настолько, чтобы справиться с самой насущной задачей — привести в сознание несчастную женщину, лежавшую в объятиях доктора Мида.

In Pollyanna’s room, the nurse had found a purring gray cat on the bed vainly trying to attract the attention of a white-faced, wild-eyed little girl.

“Miss Hunt, please, I want Aunt Polly. I want her right away (сейчас же), quick, please!”

Тем временем в комнате Поллианны сиделка увидела на постели мурлыкающего серого кота, который тщетно пытался привлечь внимание бледной как смерть девочки с безумным взглядом.

— Мисс Хант, прошу вас, позовите тетю Полли. Она мне нужна. Скорее, скорее!

The nurse closed the door and came forward hurriedly. Her face was very pale.

“She – she can’t come just this minute, dear. She will – a little later. What is it? Can’t I – get it?”

Сиделка закрыла дверь и поспешила к постели. Лицо ее тоже было очень бледным.

— Она… она не может в эту минуту прийти, детка. Она придет попозже. В чем дело? Может быть, я могу тебе… помочь?

Pollyanna shook her head.

“But I want to know what she said – just now. Did you hear her? I want Aunt Polly – she said something. I want her to tell me ’tisn’t true – ’tisn’t true!”

The nurse tried to speak, but no words came. Something in her face sent an added terror to Pollyanna’s eyes.

Поллианна отрицательно замотала головой:

— Нет. Я хочу знать, что она только что сказала! Вы слышали, что она сказала? Мне нужна тетя Полли… она что-то сказала. Я хочу, чтобы она сказала мне, что это неправда, неправда.

Сиделка попыталась заговорить, но не нашла слов. Что-то в выражении ее лица еще более усилило ужас Поллианны.

“Miss Hunt, you DID hear her! It is true! Oh, it isn’t true! You don’t mean I can’t ever – walk again?”

“There, there, dear – don’t, don’t!” choked the nurse. “Perhaps he didn’t know. Perhaps he was mistaken. There’s lots of things that could happen, you know.”

— Мисс Хант, вы слышали, что она сказала! Это правда! О, это неправда! Неужели я никогда больше не смогу ходить?

— Ну-ну, детка… не надо, не надо, — еле выдавила из себя сиделка. — Может быть, он не знает. Может быть, он ошибся. Всякое бывает…

“But Aunt Polly said he did know! She said he knew more than anybody else about – about broken legs like mine!”

“Yes, yes, I know, dear; but all doctors make mistakes sometimes. Just – just don’t think any more about it now – please don’t, dear.”

Pollyanna flung out (to fling out фраз.гл. раскинуть, выбросить) her arms wildly.

— Но тетя Полли говорила, что он знает! Она говорила, что он знает больше любого другого о сломанных ногах, таких, как у меня!

— Да, да, я знаю, детка. Но доктора иногда ошибаются. Только… только не думай об этом теперь; не думай, детка.

Поллианна неистово взмахнула руками.

“But I can’t help (не могу не) thinking about it,” she sobbed. “It’s all there is now to think about. Why, Miss Hunt, how am I going to school, or to see Mr. Pendleton, or Mrs. Snow, or – or anybody?” She caught her breath and sobbed wildly for a moment. Suddenly she stopped and looked up (to look up фраз.гл. взглянула вверх), a new terror in her eyes. “Why, Miss Hunt, if I can’t walk, how am I ever going to be glad for – ANYTHING?”

— Но я не могу не думать об этом, — зарыдала она. — Я только об этом теперь и буду думать! О, мисс Хант, как я пойду в школу, или к мистеру Пендлетону, или к миссис Сноу, или… или куда-нибудь еще? — Она с трудом хватала ртом воздух и отчаянно рыдала. Вдруг она замерла и, подняв голову, с новым испугом в глазах взглянула на сиделку: — О, мисс Хант, если я не смогу ходить, то чему же я буду радоваться?

Miss Hunt did not know “the game;” but she did know that her patient must be quieted, and that at once. In spite of her own perturbation and heartache, her hands had not been idle, and she stood now at the bedside with the quieting powder ready.

Мисс Хант ничего не знала про игру, но она твердо знала, что пациентку необходимо успокоить, и притом немедленно. А потому вопреки собственному смятению и отчаянию не опустила рук. Теперь она стояла у постели, держа наготове успокаивающие порошки.

“There, there, dear, just take this,” she soothed; “and by and by we’ll be more rested, and we’ll see what can be done then. Things aren’t half as bad as they seem (Все не так плохо, как кажется), dear, lots of times, you know.”

Obediently Pollyanna took the medicine, and sipped the water from the glass in Miss Hunt’s hand.

— Ну-ну, детка, прими это, — уговаривала она, — и потихонечку мы успокоимся и тогда посмотрим, что можно сделать. Очень часто дело обстоит не так плохо, как казалось сначала, ты же знаешь, детка.

Поллианна послушно приняла лекарство и запила его водой из стакана, поданного мисс Хант.

“I know; that sounds like things father used to say,” faltered Pollyanna, blinking off the tears. “He said there was always something about everything that might be worse; but I reckon he’d never just heard he couldn’t ever walk again. I don’t see how there CAN be anything about that, that could be worse – do you?”

Miss Hunt did not reply. She could not trust herself to speak just then.

— Я знаю. Это похоже на то, что папа говорил, — пробормотала Поллианна, роняя слезы. — Он говорил, что нет ничего настолько плохого, что оно не могло бы быть еще хуже. Но я думаю, ему никогда не говорили, что он не сможет больше ходить. И я не знаю, как — это может быть еще хуже… а вы?

Мисс Хант не ответила. Она не доверяла собственному голосу.