Pollyanna

Chapter 9.

Which Tells of the Man

Pollyanna, Chapter 9.
Which Tells of the Man
It rained the next time Pollyanna saw the Man. She greeted him, however, with a bright smile.

“It isn’t so nice today, is it?” she called blithesomely. “I’m glad it doesn’t rain always, anyhow!”

Когда Поллианна в очередной раз встретила Мужчину, шел дождь. Тем не менее она приветствовала его радостной улыбкой.

— Сегодня не так приятно на улице, правда? — воскликнула она весело. — Я, впрочем, рада, что дождь идет не всегда!

The man did not even grunt this time, nor turn his head. Pollyanna decided that of course he did not hear her. The next time, therefore (which happened to be the following day), she spoke up (to speak up фраз.гл. высказываться) louder. She thought it particularly necessary to do this, anyway, for the Man was striding along, his hands behind his back, and his eyes on the ground – which seemed, to Pollyanna, preposterous in the face of the glorious sunshine and the freshly-washed morning air: Pollyanna, as a special treat, was on a morning errand today.

На этот раз Мужчина даже ничего не проворчал и не повернул головы. Поллианна решила, что конечно же он не слышал ее. Поэтому в следующий раз (а случилось это на другой день) она заговорила громче. Она сочла это совершенно необходимым, потому что Мужчина шагал, заложив руки за спину и устремив глаза в землю, что казалось Поллианне нелепым перед лицом великолепного солнечного света и свежего, чистого после дождя утреннего воздуха. В этот день она в качестве особого поощрения получила разрешение на утреннюю прогулку.

“How do you do?” she chirped. “I’m so glad it isn’t yesterday, aren’t you?”

The man stopped abruptly. There was an angry scowl on his face.

“See here, little girl, we might just as well settle this thing right now, once for all (давай раз и навсегда разберемся с этим вопросом,” he began testily. “I’ve got something besides the weather to think of. I don’t know whether the sun shines or not.”

— Как поживаете? — защебетала она. — Я так рада, что сегодня — это не вчера, а вы?

Мужчина резко остановился. На лице его было гневное и мрачное выражение.

— Послушай, девочка, мы должны решить этот вопрос прямо сейчас, раз и навсегда, — начал он раздраженно. — У меня есть другие заботы кроме погоды. Я даже не знаю, светит солнце или нет.

Pollyanna beamed joyously.

“No, sir; I thought you didn’t. That’s why I told you.”

“Yes; well – Eh? What?” he broke off (to break off фраз.гл. замолчать) sharply, in sudden understanding of her words.

“I say, that’s why I told you – so you would notice it, you know – that the sun shines, and all that. I knew you’d be glad it did if you only stopped to think of it – and you didn’t look a bit as if you WERE thinking of it!”

Поллианна просияла:

— Вот именно, сэр. Я так и знала, что вы не знаете. Поэтому я вам и сказала.

— Да… — начал было он, но неожиданно умолк, вдруг поняв смысл ее слов. — Э? Что?
— Я говорю, что именно поэтому я сказала вам, чтобы вы заметили, что солнце светит и все такое. Я знала, что вы этому обрадуетесь, если только остановитесь и об этом подумаете. А то было ни капельки не похоже, что вы об этом знаете!

“Well, of all the – ” ejaculated the man, with an oddly impotent gesture. He started forward again, but after the second step he turned back, still frowning.

“See here, why don’t you find someone your own age to talk to?”

— Ну, из всех детей!.. — воскликнул Мужчина и беспомощно махнул рукой. Он двинулся вперед, но, сделав два шага, обернулся, по-прежнему хмурясь. — Послушай, почему бы тебе не найти для беседы кого-нибудь в твоем возрасте?

“I’d like to, sir, but there aren’t any ’round here, Nancy says. Still, I don’t mind so very much. I like old folks just as well, maybe better, sometimes – being used to the Ladies’ Aid, so.”

— Я была бы рада, сэр, но Ненси говорит, что здесь в округе нет детей. Но все равно я не очень огорчаюсь из-за этого. Я люблю взрослых не меньше, может быть, даже больше, потому что я очень привыкла к дамам из благотворительного комитета.

“Humph! The Ladies’ Aid, indeed! Is that what you took me for? (to take smb for smth идиом. Принимать кого-то за что-то).” The man’s lips were threatening to smile, but the scowl above them was still trying to hold them grimly stern.

— Хм! Дамы из благотворительного комитета, ну и ну! Ты что же, принимаешь меня за одну из них? — Губам Мужчины уже угрожала улыбка, но гневный взгляд все еще старался удержать их в узде мрачного недовольства.

Pollyanna laughed gleefully.

“Oh, no, sir. You don’t look a mite (идиом. ничуть не похожи) like a Ladies’ Aider – not but that you’re just as good, of course – maybe better,” she added in hurried politeness. “You see, I’m sure you’re much nicer than you look!”

Поллианна добродушно засмеялась:

— О нет, сэр. Вы ни капельки не похожи на даму из комитета… хотя, разумеется, вы ничуть не хуже… может быть, даже лучше, — с вежливостью поспешно добавила она. — Знаете, я уверена, что вы гораздо милее, чем кажетесь внешне.

The man made a queer noise in his throat.

“Well, of all the – ” he ejaculated again, as he turned and strode on as before.

The next time Pollyanna met the Man, his eyes were gazing straight into hers, with a quizzical directness that made his face look really pleasant, Pollyanna thought.

Из горла Мужчины вырвался какой-то странный звук.

— Ну, из всех!.. — воскликнул он опять и, не окончив фразы, повернулся и зашагал дальше.

При следующей их встрече он взглянул ей в глаза с насмешливой прямотой, которая, как подумала Поллианна, придавала его лицу действительно милое выражение.

“Good afternoon,” he greeted her a little stiffly. “Perhaps I’d better say right away that I KNOW the sun is shining today.”

“But you don’t have to tell me,” nodded Pollyanna, brightly. “I KNEW you knew it just as soon as I saw you.”

“Oh, you did, did you?”

“Yes, sir; I saw it in your eyes, you know, and in your smile.”

“Humph!” grunted the man, as he passed on (to pass on фраз.гл. проходить).

— Добрый день, — приветствовал он ее несколько чопорно. — Вероятно, мне лучше сразу сказать, что я знаю о том, что солнце сегодня светит.
— Но вам даже не нужно мне этого говорить, — кивнула Поллианна радостно. — Я, как только вас увидела, сразу догадалась, что вы знаете!
— О, неужели?
— Да, сэр. Я увидела это по вашим глазам, понимаете… и по вашей улыбке.
— Хм! — проворчал Мужчина, проследовав дальше.

The Man always spoke to Pollyanna after this, and frequently he spoke first, though usually he said little but “good afternoon.” Even that, however, was a great surprise to Nancy, who chanced to be with Pollyanna one day when the greeting was given.

После этого он уже всегда отвечал Поллианне и даже часто заговаривал первым, хотя обычно ограничивался тем, что говорил: «Добрый день». Однако даже это оказалось большим сюрпризом для Ненси, которой однажды случилось, прогуливаясь вместе с Поллианной, услышать это приветствие.

“Sakes alive, Miss Pollyanna,” she gasped, “did that man SPEAK TO YOU?”

“Why, yes, he always does – now,” smiled Pollyanna. “‘He always does’! Goodness! Do you know who – he – is?” demanded Nancy.

— Боже мой! Поллианна! — ахнула она. — Этот человек заговорил с тобой!
— Да, он всегда говорит… теперь, — улыбнулась Поллианна.
— Всегда! Господи!.. Ты знаешь, кто… он… такой? — спросила Ненси.

Pollyanna frowned and shook her head.

“I reckon he forgot to tell me one day. You see, I did my part of the introducing, but he didn’t.”

Nancy’s eyes widened.

Лицо Поллианны омрачилось, и она отрицательно покачала головой.

— Я думаю, он забыл мне сказать в тот день. Понимаешь, я ему представилась, а он мне — нет.

Ненси широко раскрыла глаза.

“But he never speaks ter anybody, child – he hain’t for years, I guess, except when he just has to, for business, and all that. He’s John Pendleton. He lives all by himself in the big house on Pendleton Hill. He won’t even have any one ’round ter cook for him – comes down ter the hotel for his meals three times a day. I know Sally Miner, who waits on him, and she says he hardly opens his head enough ter tell what he wants ter eat. She has ter guess it more’n half the time – only it’ll be somethin’ CHEAP! She knows that without no tellin’.”

— Но он никогда ни с кем не говорит… уже много лет, я думаю. Только когда бывает вынужден… по делу или что-нибудь в этом роде. Это Джон Пендлетон. Он живет один-одинешенек в большом доме на холме Пендлетон-Хилл. У него даже кухарки нет, и три раза в день он ходит есть в гостиницу. Я знаю Салли Майнер, официантку, которая его там обслуживает. Так она говорит, что он едва откроет рот, чтобы сказать, чего он хочет поесть. По большей части ей просто приходится угадывать — только бы это было что-нибудь дешевое! Этого он может и не говорить, она без слов знает!

Pollyanna nodded sympathetically.

“I know. You have to look for (фраз.гл. искать) cheap things when you’re poor. Father and I took meals out (идиом. Есть не дома) a lot. We had beans and fish balls most generally. We used to say how glad we were we liked beans – that is, we said it specially when we were looking at the roast turkey place, you know, that was sixty cents. Does Mr. Pendleton like beans?”

Поллианна понимающе кивнула:

— Я знаю. Приходится обходиться чем-нибудь подешевле, если ты бедный. Мы с папой часто обедали не дома. Обычно мы брали бобы и рыбные тефтельки. И мы обычно говорили друг другу, как мы рады, что любим бобы… то есть мы говорили это тогда, когда смотрели на жареную индейку. Понимаешь, она стоила шестьдесят центов за порцию! А мистер Пендлетон любит бобы?

“Like ’em! What if he does – or don’t? Why, Miss Pollyanna, he ain’t poor. He’s got loads of money, John Pendleton has – from his father. There ain’t nobody in town as rich as he is. He could eat dollar bills, if he wanted to – and not know it.”

— Любит? Какая разница, любит он или не любит? Он совсем не бедный. У него, у Джона Пендлетона, куча денег — ему отец оставил. Во всем городке нет второго такого богача. Он мог бы питаться долларовыми банкнотами, если бы только захотел… и даже не заметил бы этого.

Pollyanna giggled.

“As if anybody COULD eat dollar bills and not know it, Nancy, when they come to try to chew ’em!”

“Ho! I mean he’s rich enough ter do it,” shrugged Nancy. “He ain’t spendin’ his money, that’s all. He’s a-savin’ of it.”

“Oh, for the heathen,” surmised Pollyanna. “How perfectly splendid! That’s denying yourself and taking up your cross. I know; father told me.”

Поллианна расхохоталась:
— Как будто кто-то может есть бумажные доллары и этого не замечать! Попробовал бы он их прожевать!
— Ха! Я хотела только сказать, что он достаточно богат для этого, — пожала плечами Ненси. — Но он не тратит деньги, вот и все. Копит!
— О, наверное, на язычников, — предположила Поллианна. — Как это замечательно! Это значит — отказывать себе во всем и нести свой крест. Я знаю, мне папа говорил.

Nancy’s lips parted abruptly, as if there were angry words all ready to come; but her eyes, resting on Pollyanna’s jubilantly trustful face, saw something that prevented the words being spoken.

Губы Ненси неожиданно раздвинулись, как будто гневные слова были готовы сорваться с них, но глаза ее, задержавшиеся на простодушно сияющем лице Поллианны, увидели что-то, что помешало словам прозвучать.

“Humph!” she vouchsafed. Then, showing her old-time interest, she went on (to go on фраз.гл. продолжать): “But, say, it is queer, his speakin’ to you, honestly, Miss Pollyanna. He don’t speak ter no one; and he lives all alone in a great big lovely house all full of jest grand things, they say. Some says he’s crazy, and some jest cross; and some says he’s got a skeleton in his closet (идиом. скелет в шкафу (скрывает какую-то тайну).”

— Хм! — только и изрекла она. Но затем, возвратившись к давнему предмету своего интереса, продолжила: — Надо сказать, это странно, что он говорит с тобой; честное слово, странно. Он ни с кем не разговаривает и живет совсем один в своем отличном огромном доме, который, как говорят, полон всяких шикарных вещей. Одни считают, что он полоумный, другие — что просто такой уж он нелюдим, а некоторые утверждают, что у него скелет в шкафу.

“Oh, Nancy!” shuddered Pollyanna. “How can he keep such a dreadful thing? I should think he’d throw it away (фраз.гл. выбрасывать)!”

Nancy chuckled. That Pollyanna had taken the skeleton literally instead of figuratively, she knew very well; but, perversely, she refrained from correcting the mistake.

— О, Ненси, — содрогнулась Поллианна. — Как он может хранить такую гадость! Выбросил бы его, да и все!

Ненси засмеялась. Ей было совершенно ясно, что Поллианна поняла выражение «скелет в шкафу» буквально, а не в переносном смысле, но она умышленно воздержалась от исправления этой ошибки.

“And EVERYBODY says he’s mysterious,” she went on (to go on фраз.гл. продолжать). “Some years he jest travels, week in and week out, and it’s always in heathen countries – Egypt and Asia and the Desert of Sarah, you know.”

“Oh, a missionary,” nodded Pollyanna.

Nancy laughed oddly.

— И все говорят, что он какой-то таинственный, — продолжила она. — По нескольку лет путешествует — неделя там, неделя тут, — и все по разным языческим странам… в Египет, Азию и в пустыню какую-то — Сара… Понимаешь, о чем я говорю?

— О да, миссионер, — кивнула Поллианна.
Ненси странно засмеялась.


“Well, I didn’t say that, Miss Pollyanna. When he comes back (to come back фраз.гл. возвращаться) he writes books – queer, odd books, they say, about some gimcrack he’s found in them heathen countries. But he don’t never seem ter want ter spend no money here – leastways, not for jest livin’.”

— Ну, этого я не говорила… А как вернется, пишет книжки… но какие-то чудные, необычные… вроде как все про какие-то безделушки, которые находит в этих странах. А здесь, похоже, и гроша не хочет истратить; по крайней мере, просто на жизнь.

“Of course, not – if he’s saving it for the heathen,” declared Pollyanna. “But he is a funny man, and he’s different, too, just like Mrs. Snow, only he’s a different different.”

“Well, I guess he is – rather,” chuckled Nancy.

“I’m gladder’n ever now, anyhow, that he speaks to me,” sighed Pollyanna contentedly.

— О, разумеется, если он копит на язычников, — заявила Поллианна. — Но он забавный человек и особенный, как и миссис Сноу, только по-другому особенный.

— Ну, пожалуй, что так… пожалуй, — со смехом сказала Ненси.

— Я теперь еще больше рада, что он со мной разговаривает, — вздохнула Поллианна удовлетворенно.